NaRuTo BeSt
Wellcom to world of Naruto...
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

NaRuTo BeStПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | следующуюСледующая »


понедельник, 14 декабря 2009 г.
А любит ли меня Хината? Нежный Пэрсик. 09:21:34
Название: А любит ли меня Хината?
Жанр: Романтика, немного юмор.
Предупреждение: Ведется от лица Сакуры.
Автор: DeI kYn...
Размер: Добрый мини ;~)­
Дисклеймер: Великий и ужасный, Масаси Кисимото *0*
Пейринг: ммм... Наруто/Хината? Мельком, Сакура/Саске и Наруто/Сакура.
От автора: Тапочки я люблю пушистые
;~)­
Рейтинг: G. :-P­


Подробнее…- Сакура-чан!
Солнце… Человек, который никогда не грустит, всегда находит выход из любого положения, даже если выхода не существует…
- Сакура-чан, пойдем в Ичираку-рамен? – искренняя улыбка на твоем лице.
- Наруто… - с укоризной говорю я.
Ты немного поник. Солнце затянулось облаками. Да. Я снова тебе отказала. И я буду делать так каждый раз, чтобы ты ощутил кошмары реальной жизни. Чтобы ты опустился с небес на землю. Хватит… хватит упоминать о нем… Я больше так не могу…
- Наруто. – снова говорю я.
- Ммм…Сакура-чан? – ты робко улыбаешься.
- Пошли, - улыбаюсь я тебе в ответ.
Ты идешь, улыбаясь каждому, с заботой глядя на каждого, улыбаясь всему миру, ты хочешь, чтобы все поняли, что жить прекрасно, но это не так…
- Сакура-чан, как ты думаешь, как там Саске-теме?
Опять… опять ты так говоришь… Неужели, ты не видишь, как мне больно слышать про него…
- Не знаю, - устало прикрываю я глаза.
Больно… сердце осколками рассыпается внутри… Я не смогла его остановить… Не смогла… Я никчемна… Даже уроки у Тсунаде-самы принесли мало пользы…
- Вот мы и пришли! – радостно кричишь ты, присаживаясь около стойки.
Я следую твоему примеру, грустно глядя в пол. Ты с некоторым пониманием осматриваешь меня, но в ответ лишь улыбаешься. Как мне иногда хочется стереть эту улыбку с твоего лица. Увидеть как ты рыдаешь… Увидеть твои слезы. Как твоя душа плачет…
Ты усердно поглощаешь N-ную тарелку рамена. Я взяв в руки палочки, наблюдаю за тобой. Такой… вечно голодный. Вечно улыбающийся…. Вечно смеющийся… Крикливый, непоседливый ниндзя Конохи.
- Сакура-чан, почему ты не ешь? – набив лапшой рот, интересуешься ты.
- А?- отреклась я от своих мыслей. – Да нет, ты не беспокойся, просто мне не очень хочется…
- Ну…- ты робко посматриваешь на меня. – Если ты не против, можно я доем твою порцию?
- Ммм… - я кошусь на свою тарелку рамена. – Нет, не против…
- Аригато, Сакура! – нетерпеливо отбираешь мою порцию.
Ты очень милый. Но я не понимаю, что нашла в тебе Хината. Да… ты очень симпатичный, да… ты очень надежный…да… ты только мой.
- Наруто? – я смотрю, как ты откидываешься назад, удовлетворенно хлопая себя по набитому животу.
- Да? – непонимающе смотришь ты.
- Если ты будешь так продолжать, то скоро станешь как Чоджи! – угрожающе повысила я голос.
- А что плохого в Чоджи? – ты зеваешь, прикрывая рукой рот.
- Ха, - усмехаюсь я. – Да в него ни одна девушка не влюбится.
Ты угрюмо смотришь в потолок. Я непонимающе на тебя кошусь.
- М?
- Мне нечего терять. Меня не любит та, которую люблю я…
Я удивленно смотрю в твои глаза. Ты грустишь? Неужели, ты такой глупый? Ты любишь меня, но не получаешь взаимности? Я нашла твоё слабое место, Удзумаки…
- Интересно, кто это? – глупый вопрос. Я сама знаю на него ответ.
Ты посмотрел на меня обожающим взглядом. Я делаю вид, что не замечаю. Но после долгих, и для меня и для тебя, секунд, ты промолвил:
- Сакура-чан, а любит меня Хината?



Настроение: Ужас =="
Категории: Наруто
комментировать 27 комментариев | Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 13 декабря 2009 г.
Нежный Пэрсик. 08:57:08
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Настоящее искусство... Нежный Пэрсик. 08:11:01
Название: Настоящее искуство;
Автор: Tao June aka Dei-kun;
Рейтинг: NC-17, да;
Пейринг: Дейдара/Сасори;
Саммари: дневник Дейдары...
Дисклаймер: лошадь не моя, лошадь Масаши Кишимото;
Примечание-1: действие фанфика происходит в то время, когда Сасори ещё не был марионеткой (нигде ведь точно не указано, когда это произошло, угу);
Примечание-2: OOC, я полагаю;
От автора: тапки, тяжёлые предметы и любая критика принимаются, да)

Подробнее…3 мая
суббота
Вот уже год, как я в организации {censored}. Год и полтора месяца, если точнее. Сам не знаю, зачем я всё это пишу... Вернее, знаю: потому, что если уж изливать душу, так с самого начала, да. Изливать душу... Подумать только: что я говорю! То есть, пишу... Впрочем, неважно. Уже сам факт того, что я сижу здесь и пишу... Но не буду отвлекаться от темы, да. Итак, вот уже год и полтора месяца, как я в организации {censored}. Первое время меня всё здесь ужасно бесило (меня притащили сюда сиилой), но потом я постепенно привык. А привыкнув, начал наглеть, так что уже остальным пришлось привыкать ко мне. Остальные -- это Лидер-сама или Пейн (страшный зануда с манией величия и расшестерением (!) личности), Конан (подружка Пейна(ов) ), Какузу (Франкенштейн), Хидан (упырь), Итачи (ещё один упырь; любит рыбу), Кисаме (рыба), Зетсу (комнатное растение с некомнатным аппетитом и раздвоением личности) и Сасори но данна, мой напарник. Вот в нём-то всё и дело, да...
Есть два Сасори но данны. Вернее, он, конечно, один, но... Для всех окружающих он -- жестокий, беспощадный маньяк-убийца, преступник класса S, как и все мы в этой организации, мастер марионеточного боя, человек, которого (я замечал!) боятся все члены организации, кроме, разве что, Пейна. А есть и другой Сасори но данна, известный только мне. Этот Сасори, которого и данной-то назвать язык не повернётся, -- мальчишка, на два года младше меня, который, когда мы одни, вылезает из марионетки, делающей его вдвое старше и даже изменяющей голос на более взрослый, не говоря ни слова, садится на подоконник спиной ко мне и сидит так, глядя в окно, или, если окна в помещении нет, уходит в дальний угол и там садится, подтянув под себя ноги и пряча лицо в коленях, одинокий мальчишка, пытающийся вырваться из одиночества всеми силами, но только погрязающий в нём ещё глубже... Такой же, как я. Да. Он никогда и ничего мне не говорит, но я знаю, что его мучают тяжёлые мысли, я замечаю иногда, как у него сжимаются с силой кулаки или начинают дрожать ладони, время от времени вырываются тяжёлые вздохи и приглушённые стоны то ли досады, то ли гнева, то ли ещё чего... А ещё ему снятся кошмары, угу. Об этом я узнал совершенно случайно: проснулся как-то в неурочный час и услышал... а потом он проснулся. Дал слово молчать об узнанном. Слово держу: жить ещё хочется, да. Вот и подобрались к самой сути... Мы похожи. Оба художники, хоть и с разным представлением об искусстве, обоих отвергли, оттолкнули от себя люди, оба старательно делаем вид, что нам пофиг на всё, скрывая свои эмоции, но оба одиноки до нежелания жить. Я не могу просто сидеть и смотреть, как он мучается, мне хочется подойти к нему, обнять, утешить... и плевать, что становлюсь сентиментальным размазнёй, да! Хочется дать понять ему, что он больше не один, что есть в мире человек, которому он нужен, -- этот человек я. Я люблю его. И об этом тоже хочу сказать ему. НО! Если я попробую сделать хоть что-то из вышеперечисленного, в его коллекции станет одной блондинистой куклой больше: это всё-таки Сасори но данна, с ним шутки плохи. Я как-то попытался в один из таких моментов положить ему руку на плечо -- чуть рукой же и не заплатил... Больше не рискую, жить не надоело ещё, да. Но как же хочется во всём признаться, облегчить мучения и себе, и еиу! Так вот и мучаюсь. Даже, вот, с горя дневник писать начал...
Ох, блин, засиделся я! Сасори но данна сегодня не в настроении:«Выключи сейчас же эту лампу, или я её выключу об твою голову!» Не буду нарываться, да... АЙ!!!


5 мая
понедельник

Вчера написать ничего не получилось, Сасори но данна заставил ему помогать с перевооружением очередной марионетки, и мы провозились с этим почти весь день, а вечером я внезапно заснул и проснулся только час назад, поздновато даже для меня, да. Подозреваю, что кто-то подсыпал мне снотворное в ужин. Догадываюсь, кто и зачем: Сасори но данна не хочет, чтобы я снова проснулся невовремя и услышал или увидел что-нибудь, что мне слышать или видеть не полагается. Он не доверяет мне полностью, да. Я не могу сказать, чтобы он совсем мне не доверял, какраз наоборот: он не говорил этого, но я знаю, что ни при ком другом он из Хируко (той марионетки) не вылезает, вообще, по-моему, даже Лидер-сама не знает, как он на самом деле выглядит, -- а я знаю, как и о том, сколько ему на самом деле лет (остальные-то, видя и слыша только Хируко, считают, что ему как минимум тридцать), и, опять же, благоразумно помалкиваю, угу. Из обрывков некоторых разговоров я понял, что его предыдущий напарник, Орочимару, знал, что то, что он видит и слышит перед собой, -- лишь кукла, а настоящий Сасори но данна сидит внутри, но вот увидеть его так и не смог, хоть и пытался неоднократно. А мне и пытаться не пришлось, Сасори но данна сам показался мне, да. Не сразу, конечно, только через полгода нашей совместной работы. И, увидев его впервые, я поначалу не мог поверить своим глазам, а когда поверил, поймал себя на том, что любуюсь им... Он заметил. Позволил мне некоторое время разглядывать его, а потом велел прекратить «это возмутительное нахальство». Я прекратил. Через некоторое время он снова спрятался в куклу, перед этим доходчиво разъяснив мне, что будет, если я хоть кому-нибудь расскажу. Мог и не утруждаться, я и так не собирался никому говорить, очень надо. Но с тех пор он при мне открыто вылезал из куклы, хоть и редко со мной разговаривал, да. Не знаю, чем я заслужил его доверие, но за это доверие я очень ему благодарен. Однако мне хотелось бы, чтобы он доверял мне больше, ведь я скорее умру, чем выдам даже самую незначительную из его тайн, да. Я говорил ему об этом, да, думаю, он и сам знает. Но всё равно не доверяет мне полностью. Это... больно, да. Что-то уж очень много «да» в одном месте... А, ладно, не буду ничего исправлять, пусть будет, как есть.
Сейчас надо идти на собрание, Лидер-сама решил нам прочесть очередную мораль. А потом мы с Сасори но данной пойдём вместе тренероваться, и, возможно, он покажется хотя бы ненадолго. Тогда я попытаюсь ещё раз подойти к нему. В конце концов, руки Какузу может всегда мне пришить обратно, да. Вот опять...

Попытался. К немалому своему изумлению, остался цел и невредим. Сасори но данна вздрогнул, когда я, сев рядом с ним под деревом, положил руку ему на плечо, и повернулся ко мне с явным намерением её скинуть и высказать всё, что он обо мне думает, но потом внезапно передумал и снова отвернулся. Так и сидели: молча и неподвижно, не глядя друг на друга. И готов поклясться, что его плечо слегка подрагивало под моей ладонью, да.

Перед тем, как съесть ужин, внимательно проверил всю еду. Снотворного не обнаружил, да.



6 мая
вторник

Ксо!!! Как он ухитрился?! Я же проверил вчера всю еду, да! Хотя чего ещё ожидать от мастера ядов... Его снотворное, небось, даже экспертиза не обнаружит! А я опять вырубился сразу после ужина и проспал 14 часов!!! Ксо... Пойти, что ли, взорвать кого-то для отвода души?

Взорвал. Кисаме. Точнее, его обед, рыбу под майонезом. В итоге получилась ещё одна рыба под майонезом, только большая, да. Крику было... И потоп был: Кисаме попытался меня утопить, но не получилось, так как я благоразумно слинял через окно и наблюдал за результатом своего искусства оттуда, а потом, наученный опытом, успел взлететь на своей птичке достаточно высоко, чтобы он своим Суитоном меня не достал, да. Кстати, я и сейчас всё на той же птичке и той же высоте, потому что вместо меня чуть не утонули Итачи и Зетсу, и теперь они жаждут моей смерти не меньше, чем Кисаме. Сидеть мне здесь придётся долго, да... Спасибо, хоть тетрадку эту с собой прихватил, есть чем заняться.

Пришёл Сасори но данна и сказал, что нас зовёт Лидер. Спустился и спокойно пошёл. Как и предполагал, при нём они нападать не стали, только взглядами наградили такими, что любой бы другой на моём месте сбежал. Боятся, да! Уже возле кабинета Лидера Сасори но данна поинтересовался, чем это я их так разозлил. Я рассказал. Он как-то странно фыркнул, но ничего не сказал.
У Лидера мы пробыли часа два. Он разъяснял нам план новой миссии, отправляться предстояло завтрв утром, и давалось нам на всё про всё 14 дней. Это здорово! Две недели вдали от троих маньяков, выбравших меня жертвой, пойдут мне явно на пользу, да! Да и Сасори но данна рядом будет... но это уже личное, да.
Теперь осталось придумать, как дожить до завтрашнего утра...

Остаток дня провёл в мастерской у Сасори но данны. Когда узнал, что он идёт туда, и попросился с ним, он смерил меня ехидным взглядом, но пойти разрешил. А вечером неожиданно проводил на кухню и потом до комнаты. Странно. Неужели... защищает?! Кому сказать -- не поверят! Я и сам не верю, да! Но другого объяснения не вижу...

Ужинать не стал, да. На всякий случай.


20 мая
вторник

Ну и перерывчик получился! А всё потому, что я ухитрился забыть эту тетрадку дома! Растяпа, да! Хорошо, хоть спрятал её прилично, и никто не нашёл! Даже представлять не хочу, что было бы, попади эта тетрадь... да хоть к тому же Итачи! Мороз по коже при одной мысли об этом, да! Бррр...
Миссию (побывать в деревне Травы и добыть там секретную информацию) мы с Сасори но данной выполнили успешно (а иначе и быть не могло, да). Правда, свободного времени почти не было, сначала мы шли туда, потом выполняли задание, потом шли обратно. Скучно. Сасори но данна за всё это время показался только один раз, этой ночью, во время последго привала, да. Как всегда сел в самом тёмном углу выбранной нами опушки. И опять не возражал, когда я сел рядом и положил руку ему на плечо. Странный он какой-то последнее время, да. То ли мне кажется, то ли он действительно стал меня избегать... а когда ему это не удаётся, поддаваться мне. Надо понаблюдать за ним, да. Если доживу...

Доживу!!! Итачи и Кисаме два дня назад ушли на миссию и будут там ещё пять дней, а у Зетсу после той «поливочки» весь куст завял, так что он теперь сидит в медпункте, активно удобряется и вывесил на двери предупреждение, что съест всякого, кто зайдёт, да!

Сасори но данна до вечера просидел в своей мастерской. Меня к себе не пустил. Точно избегает, да.
Пошёл к себе в мастерскую. Налепил пару десятков фигурок. Скучно. Сходил бросил одну в окно медпункта. Насвистывая, ушёл назад, наслаждаясь воплями Зетсу. Уже не скучно, да... Продолжил лепить фигурки. Что-то словно под руку толкнуло (пресловутый пегас, наверное, да) -- начал лепить бюстик. Когда закончил, понял, что слепил Сасори но данну. Внимательно рассмотрел. А что, похоже получилось. Только лицо такое грустное... Нет, всё, мне это надоело, да.

Ужинать не стал. За две недели мой организм уже привык к такой диете, ага.

Наконец-то Сасори но данна пришёл! Я уже думал, не дождусь, да! Ну сколько можно сидеть в этой скучной мастерской?! Сасори но данна вылез из Хируко и привычно устроился на подоконнике. Я решительно подошёл сзади и обнял его за плечи. Заранее приготовился к последствиям, но единственным последствием было то, что он, как-то странно вздохнув, слегка откинул голову, так, чтобы она лежала у меня на плече, да. Я в шоке. До сих пор.

Перед сном, толкаемый сам не знаю, чем, подарил Сасори но данне тот бюстик. Он ничего не сказал, но подарок принял. И, по-моему, смутился, хотя сделал всё возможное и невозможное, чтобы я этого не заметил, да.


21 мая
среда

Лежу в постели, хотя проснулся ещё часа два назад. Просто лень вставать, да. Лежу и вспоминаю то, что произошло ночью, а именно -- то, чего так не хотел Сасори но данна: я опять проснулся среди ночи и стал свиделем его пробуждения от кошмара, ага. Он проснулся с криком и подскочил на кровати, бледный, с широко раскрытыми глазами. Даже не заметил, что я не сплю, да. А когда я подошёл и присел на край его кровати, уставился на меня, как на привидение, а потом вдруг вцепился до боли мне в плечи и прижался так, словно хотел во мне раствориться. Я не стал возражать, понимая, что он в шоке от увиденного, что бы он там ни увидел. Так мы просидели минут двадцать, потом он откинулся назад на подушку и держал меня за руку, пока снова не уснул. Крепко держал, у меня синяки остались, да. Странно это, не ожидал, что Сасори но данна может так отреагировать на какой-то сон, на него это, мягко говоря, не похоже. Интересно, что ему приснилось?
Так, лень не лень, а вставать надо, иначе останусь без обеда (и кто только составлял это дурацкое расписание, по которому обед в полдень, а ужин в десять вечера?!) и сдохну с голоду, да. Кстати, ни разу не видел, чтобы Сасори но данна что-нибудь ел, кроме, конечно, тех случаев, когда я сам за завтраком и обедом втихаря крал для него еду. Готов поспорить, что он по ночам тайком потрошит холодильник, угу. Кстати, это может быть ещё одной причиной, по которой он не хочет, чтобы я вдруг ночью проснулся.

Нашёл Сасори но данну в его мастерской, угу. Пока я ленился и обедал, он успел почти полностью собрать новую куклу. Кого-то она мне напоминала, но кого я понять не успел: при моём появлении он поспешил её спрятать. Я заметил только, что она была маленькая (примерно метр в высоту) и, если так можно сказать о кукле, мужского пола, да. Сасори но данна, сделав вид, что ничего не произошло, принялся работать над очередной техникой. Против моего присутствия он ничего не имел, иногда даже просил о помощи, но из Хируко не вылез, хотя раньше всегда сразу это делал: своими руками работать проще, чем руками управляемой марионетки, да. Видимо, тоже вспоминает ночное происшествие и прячет лицо. Опять же, мягко говоря, на него не похоже. И почему у меня такое чувство, что когда я в следующий раз увижу его, многое переменится, м?

Вечером нас опять вызвал Лидер-сама. Опять миссия, на этот раз в деревню Дождя, сроку те же две недели, да. Ксо. Ну что ему неймётся?!


23 мая
пятница

На этот раз я взял тетрадь с собой, да. Вот только писать особо некогда, мы почти всё время на ногах. Вот, выкроил пару минут, пока у нас привал, и Сасори но данна куда-то отошёл. Ничего интересного за эти почти двое суток не произошло, шли себе и шли через лес... Иногда мне кажется, что если я увижу ещё хоть одно дерево, то взорву к чертям всю округу, угу. Сасори но данна видит это и меня успокаивает... нитями чакры... Кстати, из Хируко он так за это время ни разу и не вылез. Ох, а вот и он! Пора закругляться, да!

26 мая
понедельник

Мы уже в деревне Дождя, да. Поселились в гостинице, одноместный номер, других не нашлось. Думал, Сасори но данна будет возражать, но он ничего не сказал, просто опять торчит всё время в своей кукле. Меня уже подмывает взять её, перевернуть, и вытрясти его оттуда, как мелочь из копилки, да! Но я не подаю виду. Стараюсь, во всяком случае, угу.
Наша миссия заключается в том, чтобы добыть какой-то свиток. Рано утром Сасори но данна ушёл, как я понимаю, искать его, а мне почему-то велел отсюда не выходить, пока он не вернётся, да. Когда он ушёл, я поспал ещё час, потом встал, хотел спутиться вниз, позавтракать, и обнаружил, что... он меня запер!!! Я даже не разозлился, ага. Вообще, все эмоции словно вышибло. Вернулся на кровать и достал эту тетрадку. Хоть скучать не буду, да.

Сасори но данна вернулся ближе к вечеру, да. Зашёл в номер и тутже запер за собой дверь. Посмотрел на меня. Я, конечно, не мог увидеть под куклой, как именно, но почему-то у меня возникло такое чувство, что взгляд его был виноватым. Он бросил мне пакет с едой, на которую я, забив на все приличия, набросился тремя ртами (четвёртый кормить нельзя, да). Сасори но данна стоял и смотрел, как я ем, и мне снова почудилась вина в его взгляде. К тому моменту я уже успел умять добрых две трети содержимого пакета. Опомнившись, протянул оставшееся ему, но он покачал головой... точнее, заставил Хируко это сделать, да:
- Я уже поужинал.
Отложил пакет и посмотрел на Хируко. Решение, должно быть, зрело ещё с пятницы... Я тяжело вздохнул и тихо попросил:
- Сасори но данна... выйдите, пожалуйста. Хотя бы ненадолго, да.
Молчание. И снова качание головой.
- Нет. Не стоит, - так же тихо.
Я снова вздохнул, забрался на кровать и отвернулся к стенке. Спать не хотелось, вообще ничего не хотелось. В голову вдруг пришла мысль: а что, если взять да и сказать ему прямо сейчас?
- Сасори но данна...
И понял, что не могу, да. Даже этого не могу... Закрыл глаза и внезапно уснул.


27 мая
вторник

Сасори но данна опять ушёл ни свет ни заря и запер меня в номере. А мне пофиг, да. Кажется, у меня начинается депрессия.


29 мая
четверг

Сегодня Сасори но данна добыл свиток, за которым мы сюда пришли, да. Добыл один, без меня. И мы отправляемся назад. А мне хочется биться башкой об стенку, угу. Ксо. Кажется, я сойду с ума, если не увижу его...


30 мая
пятница

Ксо. Ксо. Ксо. Я больше не могу.
- Сасори но данна, прошу вас! Хотя бы на несколько секунд, да!
Я чувствую, что он смотрит на меня сквозь глаза Хируко. И молчит. Я готов расплакаться.
И тут вдруг раздаётся тихий треск... Такой знакомый...
Кукла раскрылась. Сасори но данна медленно поднялся и выпрямился во весь рост, глядя на меня с какой-то обречённостью. А я смотрел на него и не мог произнести ни слова, не мог пошевелиться, угу. Просто стоял и смотрел, впитывая каждую чёрточку знакомого лица. И чувствовал, как ко мне возвращаются силы, эмоции нахлынули таким потоком, что у меня слегка закружилась голова. Так продолжалось до тех пор, пока мои лёгкие не напомнили мне о том, что надо бы сделать вдох: оказывается, всё это время я не дышал, да. Чувствуя, что с плеч будто свалилась здоровенная каменюка, я сделал несколько вздохов, улыбнулся и, склонив голову, тихо выдохнул:
- Спасибо... да...
Сасори но данна в ответ только тяжело вздохнул. Потом снова опустился в марионетку, но закрывать её не стал, а просто сел, уютно устроившись в своём гнёздышке, ага. Я сел рядом, прислонившись к деревянному боку, и повернул голову так, чтобы его видеть: пламя костра отражалось в его глазах, и в его отблесках он сам казался частью этого пламени, принявшей человеческий образ, он словно светился изнутри ало-золотым свечением, и это свечение согревало меня, не снаружи, но глубоко внутри...
Я люблю его. Говорил... то есть, писал уже, да. И готов повторить ещё раз. И ещё. Могу хоть всю тетрадку этими словами исписать, мне не жалко. Только я не хочу писать, да. Я хочу сказать ему. Но почему-то никак не могу решиться...

Я в шоке. Нет, не так. Я в ШОКЕ. Такого я не ожидал, да... Сасори но данна всё-таки вышел из Хируко и собрался привычно устроиться спиной ко мне со всё теми же отрешённым взглядом и грустью на лице. Я, не думая, подошёл к нему и за плечи развернул к себе:
- Нет, данна. Не надо. Не отворачивайтесь от меня, да.
Он посмотрел на меня долгим взглядом бездонных глаз... а потом вдруг подался вперёд, со вздохом прижался ко мне и закрыл глаза. В первую минуту я опешил от такого поворота, потом отчего-то дрожащими руками обнял его: крепко, но осторожно, да. Он стоял, держа голову у меня на плече (я на полголовы выше его ростом, да). Я не видел его лица, но у меня внутри вдруг что-то ёкнуло, и я понял, что он улыбается. Я хотел увидеть это, да. Я кончиками пальцев приподнял его подбородок. Его лицо оказалось совсем рядом с моим: огненно-рыжие волосы, внезапно порозовевшие щёки, чуть расширившиеся глаза... пухлые губы... Так близко... В голове вдруг не осталось ни единой мысли, дыхание сбилось с ритма, а сердце заколотилось, как бешеное. Меня словно что-то подтолкнуло... И я поцеловал его. Не думая, что делаю. Не думая, о последствиях. Да.
И он ответил...
Я никогда такого не испытывал, даже не думал, что можно испытать нечто подобное, да. И дело не в ощущениях от поцелуя, хотя это было великолепно. Дело в чём-то другом... В том, что я почувствовал в тот момент где-то глубоко внутри... Как когда смотрел на Сасори но данну в свете костра, но намного сильнее, да... Мягкое тепло, согревающее меня, распространяющееся от центра груди по всему телу, заставляющее таять от неги... Лёгкое, приятное головокружение... Быстрое, но лёгкое сердцебиение... И так хорошо, что хочется петь и смеяться, да... Так хорошо... Что-то подобное я испытывал, устраивая очередной взрыв, но тогда это даже близко не было таким сильным. Сейчас это был будто взрыв внутри меня, тёплый и светлый, да...
Искусство -- это взрыв...
В тот момент мне пришла в голову мысль, что, быть может, это и есть настоящее искусство...


1 июня
воскресенье

Опять выкроил только пару минут во время последнего привала, да. Я полностью пришёл в норму и очень этому рад. Завтра днём мы вернёмся домой, закончив миссию на два дня раньше срока. Здорово, да! Интересно, Итачи, Кисаме и Зетсу всё ещё хотят меня прикончить? Хех... Доживём -- увидим, ага!


3 июня
вторник

Вчера написать не получилось. Мы пришли позже, чем предполагали, сдали Лидеру доклад и свиток и завалились спать. Оба. Да. Ночь прошла без происшествий. Надеюсь, Сасори но данне больше не будут сниться такие ужасы. Интересно, всё-таки, что же ему приснилось-то тогда? Надо будет спросить... Только не сегодня, сегодня он просил его не беспокоить, да.

А у меня скоро днюха, да! Меня угораздило родиться в шестой день шестого месяца да ещё и в шесть утра! Сплошное суеверие, короче! Такой вот я крутой, да! И мне будет семнадцать! А Сасори но данне через месяц пятнадцать исполнится, но об этом знаем только он и я, ага! Такие вот дела...



4 июня
среда

Сегодня я проснулся необычайно рано. А всё чёртов сон, да. Как вспомню, что мне снилось, тутже хочется провалиться под землю... или сбежать в туалет. Нет, у меня, буду честен, и раньше возникали подобные мысли насчёт Сасори но данны, но до сих пор мне это ещё не снилось, да. Буду надеяться, что Сасори но данна не узнает, в какой сценке он мне приснился и, особенно, в каких позах он там был...

Кисаме и Итачи, как оказалось, всё ещё злятся на меня, но убить уже не хотят, да. Зато полдня бегал от Зетсу, который какраз самовыписался из медпункта, и которому я во время тренеровки своими взрывами чуть не спалил его драгоценный куст. Спасся в мастерской у Сасори но данны, куда он меня пустил без вопросов, да. Честно говоря, я боялся, что после того поцелуя он опять безвылазно засядет в своей кукле, но нет, ничего подобного. Раньше-то не до того было, дорога, потом отдых... А сейчас, заперев за мной дверь, он спокойно вылез ко мне... и опять всё закончилось поцелуем, да. Только на этот раз Сасори но данна сидел у меня на коленях, куда я его затащил, чему он, к моему удивлению, не стал сопротивляться. И снова тот взрыв ощущений где-то в глубине меня... Может быть, такое чувствуешь, когда на твою любовь отвечают взаимностью?.. Так, о чём это я? Размечтался, да...

- Сасори но данна, можно вопрос?
- Смотря какой...
- Та ночь... Ну, когда вам приснился кошмар и вы вцепились в меня... Что вам приснилось, а?
- Вот оно что... Ты ведь не отстанешь, да? Ну, если тебе так интересно... Мне приснилась смерть.
- Ваша?
- Если бы...
- Чья тогда?
Вместо ответа долгий, печальный взгляд.
Кажется, до меня начало доходить... Но как это может быть?!
- Сасори но данна?..
- Да, ты правильно понял.
- Но...
- Если ты про мою реакцию, то мог бы и сам догадаться... - тяжёлый вздох.
- Но...
- Дейдара.
- Да?
Лёгкий, дразнящий поцелуй.
- А теперь иди, я должен ещё кое-что закончить.
Одно из двух: или мне это снится, или мир сошёл с ума, да.

Спать лёг поздно. Долго смотрел в полумраке на спящего Сасори но данну (было полнолуние, и мне было хорошо видно, да). Ксо, как же я хочу его... Спорю, что мне опять приснится то же, что снилось вчера, да...


5 июня
четверг

Сегодня я умру, да.
Почему? Потому что я полный балбес! Додумался оставить эту тетрадь на видном месте, а в итоге Сасори но данна нашёл её и всё прочитал! Вернувшись из ванной, я застал его за дочитыванием последней страницы, да. Сказать мне он ничего не успел, потому что почти сразу за мной пришёл Лидер-сама и велел ему идти с ним, но не будет же он его вечно у себя держать! А когда Сасори но данна вернётся, он убьёт меня, угу.

Как ни странно, успокоился довольно быстро: в голову вдруг пришло, что так даже лучше, да. Всё равно я не решался ему сказать, а теперь он и так знает.

День прошёл как-то незаметно. Лидер-сама совсем ошалел, да: загонял нас работой по дому (ну, кроме Сасори но данны и Итачи, с ними он связываться не рискнул, ага). Мне досталось мытьё посуды, терпеть не могу это делать, так ведь и отравиться недолго всей этой моющей химией! Спасибо, хоть перчатки дали, да...

В комнату вернулся вечером, усталый и злой. А через несколько минут пришёл Сасори но данна. Всю злость вместе с усталостью тутже как рукой сняло, да. Он закрыл дверь, подошёл к своей кровати, что-то из-под неё достал и повернулся ко мне:
- Дейдара... - я вздрогнул и невольно сжался, спокойствия тоже как не бывало, да, - Во-первых, вот, - он протянул мне то, что достал из-под кровати, и я обомлел: это была та самая маленькая кукла, которую он начал делать перед миссией и спрятал при моём появлении, и она изображала... меня, причём очень точно (впрочем, что ещё ожидать от такого мастера, как Сасори но данна), да! Я взял куклу и всмотрелся в её лицо, потом перевёл взгляд на тумбочку около кровати Сасори но данны и увидел там знакомый бюстик. Невольно улыбнулся и посадил куклу на свою тумбочку. Сасори но данна наблюдал за мной, и когда я снова повернулся к нему, продолжил, - А во-вторых, нам надо поговорить.
Я посмотрел на него, и внезапно снова вернулось спокойствие.
...А, собственно, почему бы и нет? Что мне терять?..




6 июня
пятница

...Что мне терять?
- Вы читали мой дневник, да.
Это был не вопрос, а утверждение. К чему мне спрашивать, если я сам видел, как он это делал?
- Да.
- Тогда вы знаете, чего я хочу...
То ли мне показалось, то ли он действительно слегка побледнел. Я медленно подошёл к нему и встал почти вплотную; его бледность тутже сменилась румянцем. Я видел прямо перед собой его глаза с расширенными зрачками, в глубине которых металось множество всевозможных эмоций, он словно боролся сам с собой, да. Я мягко коснулся пальцами его щеки, и он сам приподнял голову.
- Дей... - я не дал ему договорить, подавшись вперёд и поймав его губы в поцелуе... такие мягкие и тёплые... Он сразу ответил, а через пару секунд я почувствовал, как его руки обнимают меня за шею. Тогда я углубил поцелуй и в свою очередь обнял его, прижимая к себе так, чтобы между нашими телами не осталось ни сантиметра свободного пространства, угу. Моя рука словно сама собой скользнула ему под одежду, лаская спину, потом грудь; он вздрогнул, когда я задел пальцем твёрдый сосок, и отстранился, разрывая поцелуй. Я даже не подумал остановиться, да. Свободной рукой расстегнул и скинул с него плащ и пустил гулять по его телу уже обе ладони. Невольно улыбнулся, почувствовав, как из них высовываются язычки. «Отлично! Он потеряет голову, прежде чем успеет понять, что происходит, да!» - пронеслось в голове, а руки, тем временем, делали своё дело. Я увидел, как расширились его глаза, когда он почувствовал кончики моих язычков на своей коже, а когда они принялись вычерчивать влажные полоски по всему его телу, его забила мелкая дрожь, ага.
- Ты... Ты... - он пытался подобрать подходящие слова, вместо этого только сильнее сжал мои плечи и спрятал лицо между своими руками, но я успел увидеть, как вспыхнули его щёки, угу. О да, мои язычки умеют возбуждать! Я усмехнулся, чувствуя, как кое-что твёрдое упирается мне в бедро, и услышав приглушённый стон. Подняв одну руку, за подбородок приподнял его голову. Теперь его глаза были затуманены и слегка расфокусированы, желание в них боролось с гордостью, ага.
- Вы знаете, чего я хочу, да... - повторил я, склонившись к его уху, и почувствовал, как он вздрогнул; его неровное дыхание стало совсем рваным, он кусал губы, чтобы не дать сорваться с них новым стонам, и вообще старался держать себя в руках, что было непросто, учитывая мои язычки у него на шее и пояснице, ага, - Вы позволите?..
Он с силой стиснул мои плечи. Я понизил голос до вкрадчивого шёпота:
- Вы тоже этого хотите... Я чувствую, да...
- Я тебя убью... - между двумя выдохами.
Усмехнулся и поцеловал ладошкой его шею.
- Да, я знаю, угу...
Вторая моя рука переместилась ему на живот и медленно прошлась по нему, оставляя за собой влажную полоску. Он, охнув, вжался лицом в моё плечо, и у него даже уши вспыхнули -- от стыда, что он позволяет мне делать и говорить подобные вещи, да.
- Ксо! - прозвучало глухо, но отчётливо, - Ксо... Делай. Но ты за это ответишь!..
- Ещё бы, угу!..
Дальше было безумие, по-другому не назовёшь, да. Я ласкал его, доводя до исступления, вырывая всё новые стоны; в какой-то момент он начал ласкать меня, и вскоре я тоже потерял голову; желание становилось невыносимым... Следующее, что я чётко помню, -- мы, оба обнажённые, устроились на его кровати, он сидит у меня на бёдрах, прижимаясь к моей груди, а я одной рукой ласкаю его член (язычок участвует), а другой раздвигаю его ягодицы и осторожно просовываю внутрь один палец, да. Он этого, кажется, даже не заметил. Тогда я добавил второй палец. Он поморщился и закрыл глаза, сосредоточившись, полагаю, на той моей руке, которая дразнила его, лаская, но не давая кончить. Подождав ещё немного, я добавил третий палец. Он охнул от боли, но вытерпел, ага. Я начал медленно двигать пальцами внутри него. Он сидел, закрыв глаза и стиснув зубы, впившись ладонями мне в бока. Я немного ускорил движения руки и позволил язычку оканчательно распоясаться, стараясь, чтобы наслаждение стало сильнее боли. Похоже, получилось, да: он расслабил челюсть, потом начал тихо постанывать, а когда я протолкнул пальцы поглубже, вдруг охнул и слегка выгнулся в спине. Тогда я ускорил движение пальцев и прикрыл глаза, наслаждаясь его стонами, которые он всё ещё пытался сдерживать, но уже с куда меньшим успехом, чем, скажем, минут пять назад: выдержка у него, мягко говоря, железная, но против меня и моих язычков даже он долго не продержался, да. Я знал, что надолго ему этого не хватит, скоро он захочет большего, и этот момент я пытался отложить, как мог, потому что не хотел причинять ему боль. Но, ускорив движение пальцев ещё немного, я почувствовал, что он начинает двигать бёдрами, стараясь поймать ритм и насадиться поглубже, да. Значит, всё... Я осторожно убрал пальцы и медленно опустил его на спину, оказываясь сверху.
«Делай. Но ты за это ответишь!..» - внезапно мелькнуло в голове. Ксо, а ведь он бы стопудово предпочёл обратный порядок, то есть, я пассив, он актив, да! Я сначал возбудил его до чёрт-те какой степени, а теперь пользуюсь этим... Получается, что я ломаю его, как... хочется сказать «марионетку», но, из уважения к нему, не буду, угу. Не хочу! Может, прекратить всё это, пока я ещё более-менее держу себя в руках? Попытался встать, но... тутже получил сопротивление в виде его рук, ухвативших меня за плечи и потянувших обратно. Посмотрел на него и столкнулся с совершенно чётким, спокойным взглядом горящих желанием глаз. Ну, если это его выбор...
Я вошёл в него одним резким движением и тутже замер, боясь вздохнуть. Он вскрикнул от боли и вжался лицом в моё плечо; его колотила мелкая дрожь, да.
- Кс-со...
- Если вам так больно, я могу просто...
- Не смей.
Это был приказ, произнесенный неожиданно твёрдым, хоть и охрипшим от боли, голосом.
- ...Как скажете, да...
Я подождал, сколько было в моих силах, потом начал двигаться. Сначала это было для него мучением, но вскоре боль сменилась удовольствием, я понял это по тому, как расширились его глаза и изменилась тональность стонов, да. Дальше помню смутно, было так хорошо, что все мысли напрочь вынесло из головы. Мы неистово двигались навстречу друг другу и стонали в унисон. А потом... взрыв, ослепительный и оглушающий...
Я описал всё это подробно, потому что не мог по-другому. Это слишком важно для меня, да. Важнее только слова, которые я прежде никак не мог решиться произнести, а этой ночью шептал не знаю, сколько раз, и их же слышал в ответ, и то, что сейчас Сасори но данна лежит рядом со мной, приподнявшись на локте, и наблюдает, как я пишу всё это. А потом просит дать ему почитать. Я даю, угу...

Посмеиваясь, смотрю на его красное лицо, когда он возвращает мне этот дневник. Он грозится прибить меня, но усмешка и блеск глаз выдают его с головой, да. Я нагло отвечаю:
- Неа, не прибьёте, угу!
И Сасори но данна со вздохом подтверждает:
- Не прибью...
А мгновением позже опрокидывает меня на спину, усаживается верхом и начинает щекотать. Я хохочу, как ненормальный, пытаясь сбросить его, потом мне удаётся перехватить его руки, и теперь уже я щекочу его, а он извивается пытаясь увернуться, да. Мы катаемся по кровати, бесясь, как малые дети, и весело смеёмся. И так хорошо на душе... Тепло и легко... Светло... Невыносимо приятно, и радостный смех сам собой рвётся наружу, и губы расплываются в улыбке, да...
Это -- любовь...
Настоящее искусство...
- Да, кстати, пока я не забыл, - Сасори но данна, в результате нашей игры оказавшийся подо мной, усмехнулся и, приподнявшись, на мгновение коснулся моих губ своими, - С Днём рождения..."


Категории: Сасори/Дейдара
комментировать 15 комментариев | Прoкoммeнтировaть
пятница, 11 декабря 2009 г.
Название: Старое фото...Автор: Izuk... My Sad Time 17:20:01
Название: Старое фото...
Автор: Izukochka Uchiha
Бета: Я и Wordik
Дисклеймер: Масаси Кисимото
Фендом: Наруто
Статус: закончен
Жанр: агнст, романтика
Размещение: только с этой шапкой
От автора: вроде пришла муза, рассказ от лица Сакуры.

Подробнее…Опять беру это фото в руки...Хм, прошло много времени, я изменилась...Кто эта девушка? Длинные розовые пряди, изумрудные глаза и... и счастливая улыбка.
Смешно, но всё это давно со мной не связанно. Теперь я выросла и понимаю этот мир...чёртов мир шиноби. В моей душе теперь тоска и боль...Но остался только один лучик света...Наруто...
Саске, знаешь я изменилась... Я больше не плачу.. у всех на виду. Я принимаю всю боль, как и Наруто. На этом фото вы вместе... такие разные, но в тоже время очень похожие.
Почему? Почему ты ушёл? Сила.. Это ответ? Покинуть всё и всех, ради силы. Бред. Но это ты. Я больше не пытаюсь тебя вернуть, но не хочу говорить об этом Наруто. Он всё ещё верит в тебя и твоё возвращение...Но я нет...Я только верю в Наруто.
Я... плачу...опять. Мои слёзы опять падают на эту фотографию...на твоё лицо. Такое ощущение, что и ты плачешь...только это не так, ты не умеешь плакать.. У тебя всё давно засохло и замёрзло... Саске, ты чувствуешь ту боль которую причиняешь нам, мне и Наруто? Нет, глупый вопрос.
Знаешь, так хочется снова увидеть тебя, да даже твой холодный взгляд.
Знаешь, хочу отпустить тебя, но не могу...
В груди у меня большая дыра...она истекает кровью...хочу чтобы она исчезла, но не могу потому, что не забыла тебя...
Я хочу вернуть то время, что ты был с нами, как на этом фото... Пусть ты будешь опять таким, таким как айсберг, но с нами... Чёрт с этим старым фото..
­­

Достану старое я фото
И снова буду вспоминать,
То прошлое, столь дорогое
Но забытое опять.

Роняю слёзы я на фото,
И думаю я про тебя,
В чём моя вина неведомо,
Не сумела остановить тебя


Категории: Сакура
комментировать 8 комментариев | Прoкoммeнтировaть
Мысли Джек.. 14:55:35
Название: Мысли
Автор: Naru-chan
Бета: я сама себе бета + Ворд.
Пейринг: Дейдара/Тоби, упоминание Сасори/Дейдара
Рейтинг: PG-13
Жанр: драббл, ангст
Состояние: закончен
Дисклеймер: бред мой, герои Кишимотины
Саммари: у Дейдары навязчивая идея, но он никак не может отделаться от своих прежних воспоминаний.
Предупреждение: да здравствуют бредовые мысли и эротические фантазии
Размещение: если кому-то нужно - лс

Подробнее…

Я не могу понять, что творится в моей голове. Уже четвертую ночь я не в силах уснуть, сижу на этом проклятом подоконнике, и никак не могу отделаться от своих отвратительных мыслей. Мыслей не о Вас, Данна.
Я помню, как проводил здесь долгие ночи, размышляя о Вас, помню, как страдал без Вас в первые недели после Вашей гибели.
Тогда я любил Вас и не мог себе представить, как буду жить без наших с Вами споров, без Ваших редких улыбок и поцелуев бесчувственных губ. Теперь же я не знаю, как охарактеризовать происходящее. Я снова не нахожу себе места, но на этот раз из-за живого человека. Из-за моего нового напарника. Тоби.
Я с трудом отрываю взгляд от темного беззвездного неба за окном и смотрю на тебя. Ты же мирно спишь в своей постели, даже не подозревая о том, что происходит в моих мыслях.
Раньше я считал тебя идиотом, глупым мальчишкой, готовым пойти на все, на любые мыслимые и немыслимые жертвы только для того, чтобы доказать, что ты чего-то стоишь. Чтобы окружающие признали тебя равным. Чтобы попасть в организацию. Но теперь, когда я вижу тебя каждый день, узнаю тебя все ближе, я начинаю понимать, что все это далеко не так. Теперь я смотрю на тебя совсем с другой стороны.
Тишину в комнате нарушает лишь твое мерное дыхание. Сейчас ты кажешься мне самым безобидным существом на свете. Я не вижу твоего лица, но готов поклясться, что оно выражает спокойствие, а на губах играет улыбка. Детская и непосредственная. Такая, как должна быть у того, кем я считал тебя раньше. Почему-то мне кажется, что когда ты разговариваешь со мной, ты всегда улыбаешься. Так улыбаешься.
Я опираюсь спиной на стену, устраиваясь на подоконнике поудобнее, и продолжаю наблюдать за тобой. Ты спишь, положив правую руку под щеку. Совсем, как я в детстве. Не могу сказать, почему так, но ты иногда напоминаешь мне меня самого в годы моего детства. Хотя, члены организации считают, что я до сих пор остаюсь ребенком… Что ж, так даже проще.
Хочу я этого или нет, почти каждая моя мысль – о тебе. Я схожу с ума от желания прикоснуться к тебе, сорвать с твоего лица эту дурацкую маску и, забыв обо всем, впиться поцелуем в твои губы. Во сне, а одновременно с этим почти наяву, я вижу, как мои руки проникают под твою темную одежду, нежно касаясь торса подушечками пальцев, сверху вниз проводя по твоей груди, тем самым освобождая тебя от ненужной майки. Зачем она тебе, если твое полуобнаженное тело совершенно?..
Я прикасаюсь губами к твоей шее, медленно исследуя каждый сантиметр нежной кожи. Затем очерчиваю языком линию ключиц, медленно спускаюсь к груди. Твоя горячая кожа сводит меня с ума. Кажется, еще немного, и я совсем потеряю контроль над собой. Я касаюсь губами твоего соска, нежно прикусываю его, заставляя тихий стон наслаждения вырваться из твоей груди. За ним следуют все новые и новые стоны, распаляющие меня еще больше. Из нежных поцелуи и прикосновения превращаются в страстные и горячие, ласки становятся все более и более настойчивыми. Мои руки прикасаются к твоей спине, чертя на ней непонятные узоры, мои губы опускаются все ниже, дотрагиваясь до твоего живота. Я чувствую, как твои мышцы напрягаются под моими прикосновениями, от удовольствия ты слегка прикрываешь глаза. Наконец, мои руки проникают под ткань твоих брюк, касаясь возбужденной до предела плоти… Кажется, ты готов сделать все, что угодно, только чтобы это продолжалось как можно дольше. Что ж, тебе совсем не нужно просить об этом, Тоби… В моих руках ты такой хороший и послушный мальчик…

- Дейдара-семпай, Вы опять всю ночь не спали… - я резко поднимаю голову и вижу твою маску совсем близко. Снова эта маска. Она скрывает от меня твое лицо, так же как ты скрываешь от меня свою душу и тело… Моим мечтам суждено остаться мечтами навечно.
- Т-тоби?.. – пытаюсь сфокусировать свой взгляд на одной точке. – Что ты тут делаешь? – мое дыхание заметно учащено, щеки покрывает легкий румянец… Что за идиотский вопрос, эта комната на двоих…
- Я проснулся от того, что Вы не спите, Дейдара-семпай… - ты несмело касаешься рукой моего плеча. Готов поспорить, твои щеки покрывает такой же румянец, как и мои.
- Тоби… какой же я дурак… - эта фраза становится неожиданностью для тебя, но для меня она - еще большая неожиданность. Не сумев побороть секундный порыв, я вдруг беру тебя за плечи и резко тяну на себя, прижимая к груди.
- Дейдара-семпай… - вот и все, что ты можешь сказать, слегка отодвигая маску в сторону. Твое горячее дыхание обжигает мою щеку, а руки неуверенно смыкаются на моей спине…

Надеюсь, что Вы когда-нибудь сможете простить меня за то, что я сейчас сделаю, Сасори но Данна.


Категории: Дейдара/Тоби
комментировать 58 комментариев | Прoкoммeнтировaть
Джек.. 14:49:54
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Истина последняя. алексeевна. 14:33:21
Подробнее…Name: Истина последняя.
Author: Maeve-sama
Disclaimer: Как всегда. «Наруто» принадлежит Кишимото Масаши и кучке филлеристов-пьерротов, чтоб им пусто было.
Fandom: «Наруто», естественно.
Rating: G.
Warning: Сенен-ай.
Pairing: Sasori x Deidara
Beta: Сам себе бета.


Подробнее…- Сасори-доно, Сасори-доно!
Истина первая - долговязое, длинноволосое, неуклюжее существо, бегущее за тобой – самое большое мендокусе, которое только могло случится с невиннейшим из акатсуков. То есть с тобой.
- Ну Сасори-доно, ну подождите, да!.. – Дейдара, запыхавшийся, растрепанный, со слезами в голосе, бежит следом.
Истина номер два - однажды свалившись на твою голову, это не отстанет никогда.
- Сасори-доно... хлюп... ну что вы так... подождите, да, я кому говорю!!
Ого! Дей-тян умеет повышать голос и говорить с паузами менее чем четыре минуты между каждым словом!
- Сасори-доно... –тяжелое дыхание – я догнал вас... – веселая полуулыбка – вы все-таки меня подождали, да – лихорадочный блеск голубого глаза.
Истина третья - никогда не подпускай слишком близко то, что можешь потерять в последствии.
Истина последняя и самая важная, и ты неустанно повторяешь ее про себя, будто молитву.
- Дей. – тихий и отстраненный голос. Мой Мой. – Я скажу это только один раз.
- Хммм... да – хлопанье ресниц.
- Отвали.
Боль, плещущаяся на дне голубого глаза, не дает тебе дышать. Если бы у тебя только было что-нибудь, чем можно дышать...
Чья это боль? Твоя. Почему тогда Дейдара плачет?
Ты беззвучно разворачиваешься. Долговязая фигура напряженно сопит позади. Ты знаешь, что Дейдара плачет, и точно так же знаешь, что у тебя нет права обернуться.
Ты знаешь, что сейчас самое время уйти, почему же ты продолжаешь стоять на месте
- Сасори-доно… -шепот, готовый сорваться на крик. – Сасори-доно, Сасори-доно, Сасори-доно.
А потом, еще тише, хотя, казалось бы, еще тише просто невозможно
- Не уходи…
Все. Оборачиваясь, ты знаешь, что поступаешь неправильно.


Настроение: нормальное
Хочется: к Акатсукам
Категории: Сасори/Дейдара
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
Джек.. 14:26:56
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Цветок пустыни Джек.. 14:23:33
Название: Цветок пустыни
Автор: Relinda
Бета: Word
Фендом: Naruto
Дисклеймер: все права принадлежат Кисимото
Пейринг: Naruto/Gaara
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance
Cтатус: окончен
Размещение: Где хотите, с указанием авторства.
От автора: Вобщем я первый раз пишу фанфик (решила это попробовать). Обычно многие пишут про Наруто и Саске, но мне это уже приелось и Гаара нра больше. Сложно оценить что вышло.

Подробнее…
Мягкие лучи закатного солнца неторопливо опускались на страну Песка, окрашивая ее из золотистого в багровый, когда у входа в главные ворота показались двое шиноби из Конохи, прибывшие для выполнения секретной миссии. Начальник охраны лично встретил гостей и проводил до резиденции Казекаге.
Наруто быстро забежал по лестнице. Ему не терпелось увидеть Гаару. В последнее время он занимал все его мысли. Что это? Тоска по другу, который может понять? Симпатия? Зависть?..

Казекаге стоял у окна спиной к своему посетителю. Гаара отчетливо слышал как вошел Наруто, но, почему-то, не спешил поворачиваться. Он заметно подрос. Светлые одежды свободно струились по стройному телу. Белый шарф подчеркивал огненную рыжину волос и слегка приоткрывал контуры изящной шеи.
- Здравствуй, Гаара. – приветливо сказал Наруто и слегка улыбнулся.
Рука под белым рукавом чуть заметно дрогнула, но сразу же сжалась в кулак, видимо, что б скрыть волнение.
- Здравствуй. – он повернулся.
Бесстрастное лицо по-прежнему не выдавало ни одной эмоции. Все тот же спокойный взгляд бирюзовых глаз. Но что-то в этом взгляде изменилось. На смену жестокости и жажде убийства пришло нечто иное, совершенно отличное от того, что было. В противовес могущественной силе, стояла эмоциональная хрупкость и уязвимость. И эта непонятная открытость, с которой, но сейчас смотрел на Наруто…

Сакура нервно разгуливала у входа, ожидая напарника. Изначально не было никакой секретной миссии. Недавно создав академию ниндзя, страна Песка не имела в подобных делах никакого опыта и попросила помощи у Конохи, а точнее - прислать Наруто. Почему именно Наруто, у Сакуры до сих пор стоял вопрос. В ее же обязанности входило сопроводить девятихвостого, что б он по пути никуда не вляпался, угомонить в случае протестов и убедить остаться помочь.

У входа послышались шаги, и Сакура приготовилась выслушивать все самое сокровенное, что накопилось в душе Наруто о ней и Тцунаде. Но к ее удивлению, он был абсолютно спокойным.
- Ну, ладно, я остаюсь. Похоже, твоя миссия здесь окончена, а моя только началась.
Сакура ошеломленно смотрела на него, не зная, что сказать, сверяя взглядом сверху до низу, дабы убедиться, что это не иллюзия. Непривычная задумчивость в этих обыкновенно беззаботных глазах цвета небесной лазури. Сосредоточенный взгляд выдавал множество мыслей теснящихся в голове, сомнения и душевные метания.
- Он так повзрослел – думал Наруто, немного прикусив губу – еще больше чем я. И очень похорошел… Гаара так быстро достиг моей мечты, получив этот титул... Он и правда особенный. И… - дальше он не смог толком сформулировать.

К вечеру следующего дня, Сакура отправилась обратно в Коноху, а Наруто разместили в комнате для гостей не далеко от новой академии, в которой он в последующую неделю должен вести занятия вместе с Канкуро и Темари.
На время этих занятий под рабочий кабинет Гаара взял небольшую комнату, выходившую окнами на тренировочную площадку, что б лично за всем наблюдать и посветить большую часть времени делам академии.

Неделя занятий началась. Хоть Наруто и был всегда раздолбаем, но с тренировками справлялся неплохо. После суровых шиноби песка, дети с удовольствием с ним занимались. Время от времени инструктора заносили Гааре отчеты.

Небрежно подвязанные банданой золотистые, растрепанные ветром волосы. Грациозное загорелое тело, движущееся в идеальном тандеме с оружием.. Словно под гипнозом бирюзовые глаза песчаника ловили каждое его движение. Рука забывала о работе, роняя на стол карандаш.
- Кода же он снова зайдет ко мне?

Занятие подходило к концу и Наруто не заставил себя долго ждать. Войдя в комнату он направился к столу, не отрывая глаз от отчета, который только что нацарапал и рассеянно почесывая затылок.
- Э.. Наруто..
- М?.. А-а!.
Не глядя под ноги, он, как обычно, спотыкнулся и упал.
- Опять веду себя как идиот! Да какой из меня будет Хокаге?! Пройтись, блин, ровно не могу! – на секунду зажмурившись и стиснув зубы, укорял себя Наруто.
Когда он открыл глаза, то заметил, что лежит не совсем на полу.. В правой руке по-прежнему был отчет, левая прижала к полу ткань белого шарфа, а перед носом растерянно хлопал глазами Гаара.
Хотя нелепые ситуации преследуют Наруто постоянно, он все равно растерялся, как обычно, виновато улыбнулся и хихикнул.
- Ой.. извини.. Я, похоже, немного притомился…
Белоснежную кожу в момент залил румянец. Хотелось обнять его, притянуть к себе, поцеловать и не думать о том, что будет дальше. Но где же вся решительность песчаного Гаары? Что за оцепенение? И только беспомощный взгляд.. Наруто понял. Не было секретных миссий, кроме того он всегда слабо разбирался в учебе и, уж тем более, в корректировке учебной программы. Гааре он был нужен совсем не как инструмент для заданий. За дверью послышались шаги. В комнату небрежно вошла Темари.

Гаара стоял напротив своего стола, нервно потирая лоб и пытаясь разобрать письмена Наруто. Почерк был похлещи любой шифровки. Наруто, с видом «типа ни причем», мирно смотрел в окошко на тренирующихся детей, только пальцы чуть заметно постукивали по подоконнику. Оба выглядели странно. Темари с интересом пробежалась по ним взглядом, положила свой отчет на стол Казекаге и вышла.

Все таки не в силах разобрать почерк, Гаара решился спросить. Наруто подошел к нему сзади и из-за плеча стал перечитывать написанное. После пары строк, он придвинулся почти вплотную, слегка облокотившись рукою на стол. Иногда его дыхание случайно скользило по щеке и шее. Казекаге уже не слушал отчет. Листок в руке предательски подрагивал. Голос Наруто стал тише в конце-концов перейдя на шепот:
- У тебя такая гладкая кожа, Гаара.
На шее почувствовался жаркий поцелуй.
Немного попарив в воздухе, лист бумаги опустился на стол.
Гаара уже давно мечтал залезть руками под эту оранжевую куртку, медленно спустить их с гибкой талии на бедра, почувствовать вкус его поцелуев, так невыносимо сладко обжигающих губы, коснуться языком его шеи, больше не скрывать своих чувств и не сдерживать движений, желания сильнее сжать его в объятиях и, хотя бы, на короткие мгновения обладать им целиком..

Темари.. Хорошо, что она догадалась закрыть за собой дверь и предупредить охрану, что бы в ближайшие пару часов Казекаге-сама не беспокоили ни по каким делам не зависимо от их важности.
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
четверг, 10 декабря 2009 г.
Седьмая дорога: кот в замке, part 2 Джек.. 15:39:48
Название: Седьмая дорога
Состояние: в написании, глава 8, часть 2
Автор: Посестра Алукарда a_k_a Сэт
Бета: MoonLight
Жанр: приключения, фэнтези, роман
Пейринг: Джирайя/Орочимару; Какаши/Ирука; намёки на пейринг между Хвостатыми
Рейтинг: для данной главы - NC-17
Саммари: бывшая любовь всей твоей жизни, ныне злейший враг, просит у тебя помощи и сообщает, что-де обнаружен чудовищной силы артефакт, способный уничтожить всю планету. Плюс к этому в радиусе нескольких километров появляется одно из девяти легендарных чудовищ, по слухам, давно уничтоженное. А теперь ещё и надо решать про "любовь" - то ли она бывшая, то ли... вполне настоящая...
Дисклеймер: да не мои они, не мои, пусть Кишимото спит спокойно!
От автора: всем, кто ждал, спасибо большое.
Предупреждение: 1. всё-таки АU 2. в одном посте концовка упорно не отображалась, пришлось разбить на две части. Простите за глюк.

Подробнее…

Первой была боль. Весь живот горел огнём, словно на него выплеснули кислоту, и она уже прожгла кожу и теперь разъедала внутренности. Джирайя испуганно дёрнулся, соображая, как бы убрать кислоту из живота,
(воды налить или майкой вытереть)
но кто-то удержал его на месте.
- Не дёргайся, - донеслось откуда-то из качающейся темноты. Джирайя попытался сообразить, чей это голос, но от такого усилия его тут же затошнило.
- Глаза открой, - велел тот же голос, и кто-то похлопал саннина по щеке.
«Не хочу я глаза открывать, мне и так хорошо. А там свет… кажется… у меня голова тогда совсем разорвётся…»
Холодный и почему-то шершавый палец грубо надавил на веко и приподнял его. Джирайя сморщился, возмущённо заморгал и качнул головой, стряхивая чужую ладонь.
- Эй, эй, ну как он?!
Вопль вонзился в не отошедшее от обморока сознание, как дрель в податливый хрупкий висок.
- Жив, - ответил первый голос. – Такое в бою не умирает и в воде не тонет.
- Сам ты не тонешь, - пробормотал Джирайя, определив, наконец, кому принадлежат голоса, и открыл глаза.
Своды тёмно-песочного цвета, закругляясь, терялись в необозримой высоте. Какие-то смутные силуэты – кажется, гигантские статуи - подпирали вершинами потолок, откуда-то лился свет, и в его лучах танцевали миллионы пылинок.
А в непосредственной близости маячила бледная физиономия Орочимару в бурых засохших потёках крови.
Джирайя попытался сесть, но живот дёрнуло и скрутило так, что саннин не сдержал стона.
- Тебе чуть не сделали насильственное сэппуку, - наблюдая за напарником, констатировал Орочимару.
- Кто? – простонал Джирайя.
- Твой любимый ученик.
Джирайя огляделся и обнаружил любимого ученика чуть поодаль, стоявшего с самым виноватым выражением на полосатой мордахе. Он придерживал за шкирку Собар, которая выглядела наиболее здоровой и жизнерадостной из всей их дружной компании.
Джирайя от души порадовался, что те тёмные потоки чакры демона не причинили ей вреда.
- Второй раз! - с чувством выговорил Джирайя. – Где у меня останется следующий шрам? Учти, вся спина пока ещё чистая.
- Не советовал бы, - фыркнул Орочимару. – Он тебе позвоночник перерубит.
- Эй, извращенец, ну это же не я был! – завозмущался Наруто. – Это был этот… Девятихвостый, чтоб его…
- Ну да, - согласился Джирайя, но, увидев странное, надломленное выражение в глазах Наруто – опять прозаично голубых – добавил:
- Ты и правда не виноват, я понимаю. К тому же в этот раз не ты потерял над собой контроль, а Кьюби сам рвался… на волю?
- Ну да, - бурно согласился Наруто, обрадовавшись перемене темы. – Он и раньше пытался, но чтобы так…
- Они с Некоматой старые знакомые, судя по всему, - задумчиво пробормотал Джирайя и вопросительно покосился на Орочимару. Тот кивнул.
- Да, точно! – закивал Наруто. – Я вспоминаю, что там говорил Кьюби… Что-то вроде «позабавимся, как раньше», или что-то типа…
- Выйди наружу и жди, когда появится отряд из Суны. Предупредишь, - резко оборвал его Орочимару. Даже слишком резко, на взгляд Джирайи.
- Какой ещё отряд? – удивился писатель.
- Какого хрена ты мне приказываешь? – обозлился Наруто.
- Отряд уже на подходе. Я чувствую их приближение, они особо не таятся, - объяснил Орочимару Джирайе и повернулся к Наруто: - Выйди.
Наруто в бешенстве буравил Орочимару взглядом пару секунд, потом с ругательствами развернулся и пошёл к огромным воротам. Собар покрутила головой, глянула на Джирайю, пришла к выводу, что сейчас её защита новоявленному хозяину не нужна, и пошла вслед за Наруто.
- Там жарко! – пожаловался он на выходе.
- Он и впрямь может получить солнечный удар, - нахмурился Джирайя.
- Там козырёк.
- А чего это он такой сговорчивый?
- Я вытащил тебя с того света, куда он сам тебя чуть не отправил. А он у тебя мальчик благодарный.
- Ааа, - глубокомысленно протянул Джирайя, не обратив внимания на фразу «у тебя». Повисло молчание.
- Ну? – не выдержал писатель. – Зачем ты отослал Наруто?
Орочимару угрюмо глянул на бывшего напарника и судорожно повёл плечом.
- Ты мне всё ещё нужен, - сказал он таким тоном, будто сообщал, что намерен убить Джирайю сию секунду.
«А ты мне – нет», - хотел было сказать Джирайя, но не смог. Потом попытался сказать «Ты мне тоже», но опять промолчал. А потом вообще открыл рот для фразы «Ты совсем чокнулся!», но не выдавил из себя ни звука.
Самое интересное, что Джирайя сразу и правильно понял, что хотел сказать бывший напарник.
Орочимару, прищурившись, отстранённо наблюдал за его мучениями. В линии плеч явственно читалось болезненное напряжение, и Джирайя машинально подумал, что этой ночью Орочимару поспать не удастся – боль в руках не даст.
- Ты кретин! – вдруг выдохнул Орочимару и подался вперёд, вглядываясь в лицо напарника. Джирайя отшатнулся было, но Орочимару, опасно оскалившись, прорычал: - Только попробуй дёрнуться, на этот раз, клянусь, я сверну тебе шею.
Его глаза горели таким сумасшедшим огнём, что Джирайя понял – свернёт. И он не сможет защититься с такой раной на животе и с полным отсутствием чакры.
Орочимару нырнул вниз, задрал его майку – взгляду Джирайи открылась неестественно-белая марлевая нашлёпка чуть выше пупка – скользнул лихорадочными быстрыми поцелуями по горячей коже, непослушными руками терзая пряжку ремня. Джирайя, поняв, что на уме у Орочимару, брыкнулся было, но тот с неожиданной силой впился ему в бок пальцами, оставляя синяки.
- Даже не думай, - хрипло предупредил он, приспуская штаны Джирайи.
- Ты псих, - прошептал Джирайя, закидывая голову и зажмуриваясь. У него как будто резко подскочила температура, и в голове стало тяжело, а по позвоночнику снизу вверх прокатился озноб. Орочимару не ответил – он обхватил длинным языком – мягким, совсем не шершавым – член Джирайи, делая характерные движения вверх-вниз по стволу. А потом опустил голову и обхватил член губами. Гладкие тяжёлые волосы свесились вперёд и теперь щекотали живот и бёдра.
- Ч-чёрт, - выдохнул Джирайя, еле сдерживаясь, чтобы не опустить руки на затылок Орочимару. В конце концов, он этого не хотел. Совсем не хотел! И это даже можно назвать изнасилованием, да. Так что ему это совсем не нравится. Совсем. Ч-чёрт… нет, всё же немного… нет, очень даже нравится…
- Кретин, - простонал Джирайя, против воли подаваясь бёдрами вперёд. – Тебе обязательно делать это сейчас?!
Орочимару оторвался от своего занятия на секунду:
- В смысле, когда рядом нет душа? И когда ты не вымылся до стерильной чистоты?
- Ну конечно, я именно об этом, - хрипло согласился Джирайя. От этого зрелища – Орочимару между его раздвинутых ног, с чуть распухшими губами, с румянцем, виднеющимся сквозь засохшие струйки крови – у него что-то сместилось в голове, и все разумные чувства и мысли отступили на второй план, если не дальше.
Только не останавливайся.
Орочимару, словно прочитав его мысли, ухмыльнулся и снова опустил голову. Джирайя пробормотал что-то сквозь стиснутые зубы, и всё-таки опустил ладонь на макушку Орочимару, нажимая.
Джирайя закрыл глаза, полностью сосредоточившись на удовольствии.
Но, кажется, большая половина этого удовольствия приходилась не на ощущения тёплого рта на его, Джирайи, плоти, а на осознание того факта, что это делает Орочимару.
«Вроде я говорил себе, что хочу его убить. И ему – тогда, давным-давно, в прошлой жизни – что больше его не люблю. Кого я обманываю?»
Орочимару сделал что-то совершенно невообразимое языком, и Джирайя распахнул глаза, хватая ртом воздух. И увидел тёмную фигуру в сияющем проёме приоткрытых ворот.
Наруто, подавившись заготовленной репликой, немо таращился на своего покрасневшего, со сбившимся дыханием, сэнсея и заклятого врага всея Конохи в самой что ни на есть недвусмысленной позе. Джирайя отчётливо видел, как румянец появляется из-за ворота комбинезона, заливает шею, щёки, уши и даже лоб, как Наруто дёргается, словно обжёгшись, когда встречается взглядом с сэнсеем, как нелепо взмахивает рукой, словно собираясь разразиться пламенным ором, и как, круто развернувшись, пулей вылетает в кипельное сияние полуденной пустыни.
Если Орочимару и понял, что их только что «застукали», он это никак не высказал.
Джирайя, снова закрыв глаза, откинулся на стену и позволил короткому стону вырваться из горла.
Статуи давно сгинувших королей смотрели на них с высоты, мрачно и отстранённо, как будто с другого края бесконечности. Джирайя чувствовал себя так, словно попал в калейдоскоп, и там, в этом калейдоскопе, всё очень зыбкое и яркое, и постоянно меняется, и только одно неизменно – худощавая фигура на четвереньках перед ним, и напряжение нарастает, а мысли, наоборот, мешаются и в конце концов капитулируют, оставляя место только древним, незамутнённым инстинктам.
И наконец нагнетать давление дальше стало просто некуда.
Температура достигла критической отметки, котёл взорвался и отель взлетел на воздух…
Нет, это, кажется, из другой книжки.
Джирайя выгнулся дугой с длинным хриплым стоном, сжимая в пальцах гладкие пряди. Орочимару в свою очередь мёртвой хваткой стиснул бёдра Джирайи, и боль, смешавшись с бившим через край наслаждением, имела эффект электрошока.
Как он тогда думал? Взрыв сверхновой? Ну да, именно так. Только в десять раз лучше.
Джирайя балансировал, напрягшись до предела – на шее отчётливо обрисовались жилы,
(отель горел долго и красиво, как)
и втягивая воздух сквозь стиснутые зубы. Перед глазами плыло и мерцало, но такого удовлетворения он не чувствовал уже давно.
Лет двадцать где-то.
Тело, напрягшееся, как тетива лука, расслабилось, Джирайя со стоном опустился обратно на пол.
Орочимару, откинув волосы с лица, принял сидячее положение и совершенно {censored} движением, от которого у Джирайи, не будь он так измотан, непременно начались бы взбрыкивания внизу живота, вытер уголки рта.
- Ты псих, - тихо повторил Джирайя.
- Не спорю, - согласился Орочимару, криво улыбаясь. Выжидающее выражение на лице он даже не пытался скрыть.
И Джирайя, наплевав на все вопли здравого смысла,
(чёрт побери, я двадцать лет думал о том, насколько я был бы счастлив, если бы он был со мной, разве этого недостаточно?!)
потянулся вперёд, поднимая руку, чтобы дотронуться до впалой исцарапанной щеки,
(ведь всё предельно понятно)
как вдруг его словно окатили ледяной водой.
Он увидел, что вокруг левого глаза Орочимару бледная кожа порвалась, как тонкая ткань, и из-под неё видна другая, смуглая, с явственным трупно-сероватым отливом.
Джирайя дёрнулся, словно его укусила гюрза, отпрянул со сдавленным ругательством. От горечи и отвращения, взметнувшегося из глубин души, захотелось завыть волком, и пересохшее горло перехватило судорогой.
Всё, что произошло за последние несколько часов, враз потеряло значение.
Сейчас перед Джирайей снова сидело то самое чудовище – нечто из старых детских сказок – которое он увидел на Двуглавой. И то, что это чудовище только что несколько раз спасло ему, Джирайе, жизнь, неважно – это был маскарад, обман, на самом же деле эта тварь просто натянула на себя знакомую личину и теперь старательно играла роль.
А он поверил, дурак!..
Орочимару недоумённо моргнул и поднял руку к лицу. Забинтованные, потерявшие чувствительность пальцы коснулись скулы и ухватили лоскут кожи.
Джирайя понял, что если сейчас Орочимару потянет лоскут вниз, снимая кожу, как засохшую плёнку, он его или попытается убить, или брякнется обратно в обморок.
Но Орочимару не стал ничего тянуть.
Его лицо закаменело, словно он получил пощёчину. Пару мгновений он пристально смотрел на Джирайю, и тот не мог понять, что выражает этот взгляд. Почему-то глаза Орочимару приобрели явственный зеленоватый оттенок, как жженый янтарь. А потом змеиный саннин резко поднялся на ноги и равнодушно сообщил:
- Дыру я перепрячу. Если мне понадобится твоя помощь при создании охранных печатей, я тебе снова напишу.
Джирайя молча застегнул штаны, мечтая только об одном – чтобы Орочимару отвернулся. Чужая смуглая кожа вокруг такого знакомого глаза выглядела настолько чудовищно, что тянуло зажмуриться.
У ворот раздался шорох и показался край плеча и ноги.
- Там, кажется, отряд приближается, – сдавленно – от смущения – сказал Наруто, не заглядывая внутрь – из деликатности. Плечо, затянутое в оранжевый комбинезон, и пыльная лапа сорокового размера в грязной сандалии выражали крайнюю степень неловкости и любопытства.
Орочимару вздохнул, выудил свиток – Джирайя опять проморгал, откуда именно – растянул его, опустил на пол, прикусил палец, прижал его к центру идеально вычерченного тушью круга… и исчез в белёсых клубах дыма.
Со сдавленным воплем Джирайя взвился на ноги и ринулся было вперёд, словно желая ухватить бывшего напарника за грязный свитер.
Дым быстро рассеялся, тонкими причудливо переплетающимися струйками взвиваясь к высокому потолку.
Джирайя остановился, потерянно глядя на то место, где стоял Орочимару.
Наруто тоже поглядел туда, перевёл взгляд на сэнсея, вздохнул понимающе, и гаркнул:
- А теперь, извращенец, ты мне всё расскажешь! Всё! И только попробуй опять соврать!.. Ээ, кстати, там из Суны припёрлись. Предлагаю зарулить к Гааре.
- Куда? – машинально переспросил Джирайя.
- Да в Суну, в Суну! Отдохнём, ты мне всё подробно расскажешь, ну, не знаю, у женской бани поошиваешься…
Джирайя посмотрел на Наруто. Наруто заткнулся.
- Ладно, - наконец тяжело согласился Джирайя. – Суна так Суна.
Наруто вдруг улыбнулся – широко и так сияюще, что Джирайя, будь он хоть чуть менее озабочен своими собственными проблемами, обязательно бы насторожился. Но парень быстро опомнился и снова сделал серьёзное лицо – насколько это вообще было возможно для Узумаки Наруто.
- Не дёргайся, - вдруг бросил Джирайя. Наруто тут же вскинулся… и ощутил острый холод металла у своей шеи. А из-за его спины раздался ровный невыразительный голос:
- Вы находитесь на территории страны Песка. Данная зона закрыта для посещения. Назовитесь и объясните своё пребывание здесь.
- Коряво, - оценил Джирайя. – Мы из Скрытой Деревни Листа, дружественной с вашей страной.
- Нас Казекаге ждёт! – заорал Наруто, возмущённо глядя на появившихся словно из воздуха шиноби со знаком страны песка на хитаях. – Я друг Гаары!!
Среди шиноби произошло короткое замешательство, быстро перешедшее в тихий конец света.
- Наруто-сан! – ахнул кто-то.
- Да, я, - тут же надулся от осознания собственной важности Наруто. – Хорошо, что вы пришли, проводите нас до Суны.
- Джирайя-сама! – ахнул другой голос и тут же умоляюще протянул: - Автограф можно?..
- Наруто, у нас мало времени, - тихо сказал Джирайя, притянув к себе ученика. Тот извернулся и страдальчески изломал брови:
- Всего на одну ночь!..
- Ночь? – пробормотал Джирайя.
- Ээ… Ну да… это… нам же надо где-то переночевать…
Джирайя пристально посмотрел на Наруо, скользнул взглядом по румянцу на его щеках, вздохнул и, мысленно чертыхаясь, буркнул:
- Хорошо. Но завтра с утра мы отправимся в Коноху.


Категории: Джирайя/Орочимару, Какаши/Ирука
комментировать 6 комментариев | Прoкoммeнтировaть
Седьмая дорога: кот в замке Джек.. 15:37:15
Название: Седьмая дорога
Состояние: в написании, глава 8
Автор: Посестра Алукарда a_k_a Сэт
Бета: MoonLight
Жанр: приключения, фэнтези, роман
Пейринг: Джирайя/Орочимару; Какаши/Ирука; намёки на пейринг между Хвостатыми
Рейтинг: для данной главы - NC-17
Саммари: бывшая любовь всей твоей жизни, ныне злейший враг, просит у тебя помощи и сообщает, что-де обнаружен чудовищной силы артефакт, способный уничтожить всю планету. Плюс к этому в радиусе нескольких километров появляется одно из девяти легендарных чудовищ, по слухам, давно уничтоженное. А теперь ещё и надо решать про "любовь" - то ли она бывшая, то ли... вполне настоящая...
Дисклеймер: да не мои они, не мои, пусть Кишимото спит спокойно!
От автора: всем, кто ждал, спасибо большое.
Предупреждение: всё-таки АU

Подробнее…
Глава 8

Джирайя сначала инстинктивно схватился за сердце, потом, опомнившись, за кунаи. Однако, несмотря на хватания, он тут же понял, кому принадлежит этот голос. И от души понадеялся, что это слуховая галлюцинация.
- Извращенееец!!!! – завизжала галлюцинация, как одиночный монгольский конник. – Да чтоб ты здесь помер!!!
Джирайя обернулся, заранее зная, что увидит.
Комбинезон цвета взбесившегося апельсина ярким факелом горел на фоне синего южного неба. Ещё ярче горели оскаленные зубы и разъярённые голубые глаза. Кулаком, прилагавшимся ко всем этим достоинствам, красноречиво потрясали и мутузили воздух.
- Наруто… - простонал Джирайя. – Чёрт побери, что ты здесь делаешь?!
- Он ещё и спрашивает! – заорал любимый ученик. – Это ты ответь: где ты шлялся полтора месяца, а?!.. Ещё и с какой-то бабой!? Да она же страшнее пьяного Шино! Ты совсем рехнулся, извращенец?!!..
Орочимару очень медленно повернул голову и посмотрел на Наруто сквозь чёрные пряди волос.
Наруто подавился на половине фразы.
А Джирайя вдобавок к печальному осознанию того факта, что гипотеза Орочимару об искажении времени оказалась правдой, печёнкой почуял – проблемы только начинаются.
- Извращенец, - тихо и очень спокойно сказал Наруто, не сводя взгляда с Орочимару. – Это тот {censored}, который убил Третьего?
- Да, - коротко ответил Джирайя. – Наруто, успокойся.
- Ты… Ты из-за этого ушёл, да? – так же тихо проговорил Наруто. – Ты хотел его прикончить? И у вас сейчас был бой в этом Замке, да?
- Нет.
Наруто моргнул и непонимающе глянул на учителя.
- Мы вместе пришли в Замок, - сказал Джирайя и засунул руки в карманы. – Остальное тебя не касается. Кого ещё послала за мной Цунаде?
Глаза Наруто расширились, лицо исказила гримаса, он молча, оцепенев, таращился на Джирайю, явно не слыша его вопроса.
- Наруто! – вдруг рявкнул Джирайя так, что Собар испуганно шарахнулась от него. – Кто здесь с тобой?!
- Ты… - прошептал парень. – Ты… Ты что, предал нашу деревню?
Джирайя неожиданно почувствовал неимоверную усталость. Захотелось сесть на нагретое стекло купола и не вставать с него, медленно поджариваясь под лучами беспощадного солнца, чтобы к ночи – по-пустынному холодной – от него осталась только хорошо прожаренная тушка, и никому бы в голову не пришло заставлять эту тушку героически спасать мир или подозревать её в измене.
- Предал, а как же, - согласился за молчавшего Джирайю Орочимару. – И деревню, и светлые идеалы, и веру в прекрасное будущее…
- Заткнись, - процедил Джирайя.
По лицу Наруто словно прошла судорога. Парень непослушной рукой извлёк из походной сумки кунай – рука дрожала, как у столетнего старика - и направил его на саннинов - клинок ходил ходуном, словно не в силах решить, куда целиться: в Орочимару, в Джирайю или в ближайшую башенку.
Джирайя мрачно смотрел на ученика. Собар настороженно щерилась. Орочимару отвернулся – судя по всему, происходящее его не волновало.
- Сволочь!!!
Оранжевая молния взвилась в воздух, заслонив собой солнце, а через мгновение уже летела на неподвижно стоявшего Джирайю – лезвие неотвратимо-остро вспыхнуло, метя в горло…
Движения даже не было видно. Там, где наносекунду назад стоял Джирайя, была пустота – Наруто рухнул на купол и посунулся по инерции вперёд для кувырка… но налетел горлом на железно-твёрдую руку.
Его рвануло под подбородком, небо опрокинулось, весь мир закрыла огромная тень, а когда затылок ударился о поверхность купола, всё исчезло за белоснежной вспышкой боли. Наруто дёрнулся, пытаясь перекатиться в сторону, но неизвестно откуда взявшиеся клещи недвусмысленно сжали его шею с двух сторон – как раз там, где гнали кровь артерии.
- Чё-ёрт, - простонал Наруто и зажмурился – в голове звенело и гудело так, что глаза, кажется, собирались вытечь на щёки.
- Наруто, - раздражённо проговорил откуда-то сверху Джирайя. – Не предавал я твою любимую Коноху. Не предавал.
Наруто попытался что-то возразить – это что-то явно напрямую казалось Орочимару – но Джирайя устало договорил:
- Наши с Орочимару дела вообще не касаются деревни. Мстить ему сейчас я не могу. Кстати, ты можешь мстить ему когда угодно, но всё же перед этим адекватно оцени свои и его силы. А теперь ответь, наконец, на вопрос: с кем ты здесь? И как ты вообще нашёл Замок?
Набатный звон в голове не исчезал, а, казалось, усиливался. Клещи убрались, парень с трудом сел и схватился обеими руками за затылок, словно боясь, что он отвалится.
- Мы… наткнулись на каких-то {censored}… - невнятно пробормотал Наруто. – Сакура сказала, что они… ч-чёрт… что они мёртвые…
- Вы нашли трупы? – быстро спросил Джирайя. – Где-то здесь?
- Это они нас нашли. Сами. Пытались остановить, но мы им надрали задницы.
- Наруто, - после паузы выговорил Джирайя, – ты с ума сошёл?
- Да нет же! – рявкнул парень и, охнув, опять схватился за голову. – Это правда! Эти жмурики устроили засаду где-то на полпути сюда, но мы подорвали тоннель, и их засыпало там, но Сакура была ранена, и Саске сказал, что нужно срочно доставить её в ближайшую деревню, а там как раз был лаз наверх, и…
Джирайя тряхнул ученика за плечи:
- Стоп! Ещё раз, с самого начала, чётко и внятно!
- Я и так чётко рассказываю! – возмутился Наруто. Орочимару неприязненно скривился, Наруто, чувствуя, как от бешенства начинают мелко-мелко дрожать пальцы, уставился на сэнсея. Тот возвёл глаза к небу:
- Хорошо, тогда по вопросам. Вас отправила на мои поиски Цунаде?
- Нет, - выпалил Наруто. Задумался и уточнил: - То есть да. Ну, почти.
- Это как? – с ангельским терпением уточнил Джирайя.
Наруто фыркнул:
- Я сразу понял, что ты врал насчёт знакомой… На пятый день после твоего ухода Сай сказал, что Цунаде собирается послать на поиски тебя отряд АНБУ, причём выбирает самых сильных шиноби. Откуда он это узнал – я вообще без понятия. Ну, я понял, что дело серьёзно, отправился к бабульке, потребовал, чтобы меня она тоже отправила, а она на меня наорала и вообще чуть не прибила, а я сказал, что если извращенец, ну, то есть ты, попал в беду, я всё равно пойду за ним, ну, то есть за тобой, а она сказала, чтобы я сидел и не рыпался, а я сказал…
- В общем, ты уломал её, чтобы она отправила тебя?
Наруто, несмотря на своё плачевное состояние, выдал широченную гордую улыбку:
- А то! Она отправила нас с Сакурой и Саске!
- Что за бред, - пробормотал Джирайя.
Цунаде знала, что он шёл на встречу с Орочимару. Значит, когда с момента ухода Джирайи прошло энное количество времени, она могла с полным правом решить, что один бывший напарник угробил второго бывшего напарника. Она не могла не понимать, что высылать поисковую группу бессмысленно – если Джирайя сам не захочет, чтобы его не нашли, его никакие АНБУ не найдут, если же этого захочет Орочимару… В общем, понятно.
Но она отправляет на поиски юнцов, один из которых вообще потенциальный предатель, и его по-хорошему надо было засадить за решётку, а не выпускать из деревни.
Что это значит?
Это значит, что нечего было тащиться на треклятую встречу с бывшей любовью, вот что.
Джирайя поморщился, придя к этому неутешительному выводу.
- Ладно, - буркнул он. – Дальше что?
- А что дальше? – пожал плечами Наруто. – Мы пришли к Двуглавой, там была какая-то трещина, в которую мы… ээ… не смогли спуститься, но Саске сказал, что все следы ведут именно в неё, и послал туда змей…
Орочимару отчётливо фыркнул. Наруто осёкся и, оскалившись, вперился взглядом в змеиного саннина.
- Не отвлекайся, Наруто, - тут же отреагировал Джирайя.
- Ага, - процедил парень. Лицо у него сделалось совершенно непроницаемое и такое бледное, что полоски на щеках показались нарисованными тушью. – Оказалось, что там тоннель, и что в него можно попасть из катакомб, в которые можно попасть из той заброшенной крепости, и что там куча ловушек, и что там вообще опасно ходить, потому что всё обвалиться может в любой момент…
Джирайя от греха подальше сцепил руки за спиной – уж очень хотелось стукнуть Наруто по голове.
- …в общем, мы долго-долго шли по катакомбам, заблудились, потом на нас напали те жмурики, мы их завалили в тоннеле, Саске с Сакурой поднялись наверх, потому что там открылся лаз, я решил пойти дальше, потому что чувствовал, что обязательно тебя найду, и неожиданно очутился здесь. Всё! – закончил Наруто.
Джирайя уставился на ученика, пытаясь переварить полученную информацию. Ученик уставился на Джирайю, явно ожидая восхищений его смелостью и смекалкой.
- {censored}, - наконец выдал Джирайя. Наруто от неожиданности вытаращил глаза.
- Какого хрена ты не поднялся наверх вместе с Саске и Сакурой?! – взорвался Джирайя. – Ты мог заблудиться в катакомбах окончательно, кретин! Чувствовал он, видите ли! Ты что, экстрасенс?!
- Но я же тебя нашёл! – заорал в ответ Наруто.
- Ага, нашёл, - ехидно ответил Джирайя. – Обрушил купол и чуть нас не угробил.
- Это был не я, - вскинулся Наруто. – Купол подорвал жмурик, который за мной увязался!
- Джирайя, - раздалось сзади вкрадчивое шипение. Джирайя и Наруто, благополучно забывшие об Орочимару, одновременно вздрогнули. – Может быть, ты наконец обратишь внимание на тот факт, что в окрестностях бродят зомби, а?
- Кстати, да, - буркнул Джирайя. – Что за жмурики?
- Обычные, - пожал плечами Наруто и поёжился. – Самые натуральные зомби. Какие-то жёлтые, раздувшиеся, и воняющие. Мёртвые, в общем.
Желание повторно приложить любимого ученика об остатки купола достигло критической отметки. Джирайя понял, что ничего более конкретного, чем «жёлтые и вонючие» от Наруто не добиться, и обернулся к Орочимару.
- Гений, что скажешь? Зомби – это по твоей части.
Орочимару пожал плечами:
- Оживляющие техники – моё изобретение. В стране Огня больше нет человека, который практикует или хотя бы изучает их.
- Твоё самомнение не знает границ. Как видишь, есть такой человек, и он, судя по всему, тоже заинтересован чёрной дырой.
- С чего ты взял?
- Он пытался задержать команду семь и не дать им найти Замок!
- А почему он не пытался задержать нас? – вкрадчиво поинтересовался Орочимару. Джирайя осёкся и уставился на Орочимару так, словно тот спросил, почему от саке пьянеют.
- Ну…
- Есть два варианта, - процедил Орочимару. – Или он специально хотел, чтобы мы забрали дыру, или же… он про нас не знал. И вот это может быть очень плохо.
- Извращенец, - просвистел Наруто, – о чём говорит этот ублюдок?!
- Почему плохо? – напряжённо глядя на Орочимару, спросил Джирайя.
- Потому что в таком случае это существо – Хвостатый. И я даже знаю, какой именно.
Тишина упала, как многопудовый камень.
Палило солнце. Между башенками тихонько завыл сухой горячий ветер.
- Орочимару, - очень тихо произнёс Джирайя, – ты хоть понимаешь, что ты говоришь?
Змеиный саннин расслабленно выдохнул и задрал голову, глядя в небо.
- Всё очень просто. Раз он не…
Заминка была еле заметная, и заняла она, наверное, долю секунды.
Орочимару прыгнул совершенно неожиданно, с места, как распрямившаяся пружина, врезался в Джирайю, валя его на купол, и в это мгновение раздался взрыв.
Прогрохотало совсем близко, мягко толкнуло мощной волной, поверхность вдруг ушла из-под Джирайи, и осталась только пустота, потом короткий полёт, кувырок – небо и земля поменялись местами – и, наконец, сильнейший удар о горячие щербатые плиты.
Джирайя коротко хрипнул, врезаясь в каменную поверхность - где-то в районе левого плеча явственно хрустнуло, по бедру как будто разлился огонь, его протащило по инерции, сдирая кожу с щеки и голых рук.
От удара всё перемешалось в голове, перед глазами потемнело, и как будто отключился слух. Оглушённый саннин лежал на обжигающе горячих плитах, неосознанно подёргивая руками, словно пытаясь подняться.
Где-то кричали, но очень тихо и невнятно, как сквозь вату. Джирайя зажмурился и начал приподниматься, но тут же повалился обратно – левая рука его не слушалась, бок горел, и любое движение отдавалось знакомой тошнотворной болью, характерной при переломе кости.
Интересно, что перебито – рёбра или ключица? Или и то и другое вместе?
Издав сдавленное «Х-ха», Джирайя всё-таки сел, придерживая левую руку правой, и совсем не удивился, увидев рядом с собой Орочимару, пытавшегося подняться с самым контуженным видом.
Башня со стеклянным куполом – вернее, с бывшим стеклянным куполом – чернела зазубренными закопчёнными обломками плит. Взрывной волной бывших напарников сбросило на площадку под башней, и, оценив расстояние, которое они пролетели, Джирайя в который раз подивился собственной и Орочимаровской живучести.
Что-то щёлкнуло в многострадальной черепушке Джирайи, он вскочил на ноги, охнул, покачнулся, схватился за вспыхнувшее плечо и прорычал:
- Это тот!.. Который подорвал купол!
- Наверное, - после паузы ответил Орочимару и осторожно дотронулся до скулы. Вся правая половина лица была залита кровью.
- Где Наруто?
- Здесь я!
Джирайя обернулся на крик и увидел потрёпанного, грязного и исцарапанного ученика, выглядевшего, как пожарник после напряжённой смены. Парень, пошатываясь, перелез через крупный обломок и подковылял к сэнсею, буравя его взглядом.
- Что, и теперь ты мне не веришь?!
- Не верю, - признал Джирайя, напряжённо оглядываясь. – Жмурика я не видел.
- Да ты… - задохнулся было от возмущения Наруто и вдруг в восторге заорал: - Да вон же он!! Смотрите, смотрите!!
Джирайя повернулся туда, куда указывал грязным обожжённым пальцем Наруто.
В первое мгновение он не понял, что за тварь, пошатываясь и дёргаясь, выползает из тени башни на залитую солнцем площадку.
- Твою мать, - пробормотал Джирайя, невольно делая шаг назад.
- Это не моя техника, - в сильнейшем изумлении прохрипел Орочимару.
Джирайя с готовностью в это поверил.
Человек, шагнувший под палящие солнечные лучи на площадку, был мёртв уже дня четыре, как минимум. Грязная одежда чуть не лопалась на раздувшемся теле и пошла жирными пятнами. Некогда светлая кожа потемнела до серо-лилового цвета, залоснилась, от виска на щёку протянулось пятно гнили, как на лежалом яблоке. Мутные засохшие глаза слепо таращились вперёд, Джирайя отчётливо увидел, как из-под верхнего века вылез бело-жёлтый короткий червь и неторопливо втянулся под слезник.
Труп двинулся вперёд, сжимая в раздутой руке какой-то листок. В разлагающемся теле что-то отчётливо затрещало и с чавканьем лопнуло, труп дёрнулся, и Джирайе показалось, что у него сейчас что-нибудь отвалится, например, живот или грудина, открывая чёрные, осклизлые внутренности с копошащимися в них бело-жёлтыми червями.
Наруто попятился, скалясь в отвращении. Труп шатнулся, дёрнув головой – мотнулись безжизненно-прямые слипшиеся волосы, стала отчётливо видна зеленоватая полоса на шее под челюстью, похожая на влажную плесень. Он вдруг разинул рот – между зубами мелькнул чёрный раздувшийся язык – и пролаял что-то. Звук был похож на тот, который обычно бывает, когда кто-то резко дёргает дверь на плохо смазанных, заржавевших петлях. Но мертвец захлебнулся хрипом, изо рта вдруг хлынул густой поток слизистой зеленовато-бордовой мерзости, словно труп выхаркивал свои лёгкие, и повис тягучими каплями на синеватых губах и подбородке, как кисель.
Ням-ням, отрешённо подумал Джирайя. Приятного аппетита.
- Джирайя, да убей ты его! Убей этого гребучего урода!
Орал Орочимару. Его лицо исказила смесь ужаса и отвращения, как у человека, внезапно увидевшего рядом с собой прокажённого. В голове Джирайи мелькнула мысль, слишком быстрая и неопределённая, что-то про
(фобию)
заразную болезнь или что-то вроде того. Но разбираться не осталось времени: мертвец подался вперёд, жуткие серо-синие губы шевельнулись, словно он произнёс проклятие, и швырнул листок вперёд.
Жёлтая бумажка с красным иероглифом ещё только взвилась вверх, подхваченная ветром, когда её схватил Джирайя и скомкал в шарик. Очень близко он увидел жуткое раздутое лицо в сетке лиловых капилляров, с ввалившимися глазами и заострившимся носом, с потёками собственных гниющих внутренностей на губах и подбородке… прежде чем саннин подался вперёд и всунул печать в чёрный зловонный провал рта – по пальцам скользнули зубы, на коже осталась слизь. Мертвец покачнулся, Джирайя опрометью бросился назад:
- Ложись!!!
Он успел увидеть, как Наруто и Орочимару упали на желтые плиты, закрывая головы руками, прежде чем сам рухнул на нагретый камень. Бок и плечо словно обмотали колючей проволокой и рванули петлю, ключица, судя по ощущениям, сломалась окончательно, и её острые осколки вонзились глубже в мягкие ткани.
Короткая тишина, как перед грозой, воцарилась на пару секунд.
А потом площадку осветила слепящая вспышка, позади беззвучно рванула взрывная печать, саннин почувствовал, как его тащит по шершавым плитам, а потом до него докатился оглушающий звук взрыва…
Когда Джирайя повторно пришёл в себя, на площадке пахло палёной плотью – отвратительный запах из тех, которые лучше не знать, а на почерневших плитах валялись чёрные комочки явно органического происхождения.
- Охренеть, - выдал Наруто. Джирайя этого не услышал – уши заложило, но прочитал по губам.
Орочимару отрешённо таращился куда-то в золотистые просторы пустыни. Джирайя помотал головой, прогоняя звон из ушей, и громко спросил:
- Орочимару, какого чёрта вот это только что было?
Орочимару медленно перевёл взгляд на бывшего напарника и безразлично произнёс:
- Это была оживляющая техника.
- Какая ещё оживляющая техника? – чудовищным шёпотом вопросил Джирайя. Наруто, присоединяясь к интересу Джирайи, горячо покивал и уставился яростным взглядом на Орочимару.
- Я такую технику пытался изобрести три года назад, - всё тем же бесцветным голосом ответил Орочимару. – Не получилось. То, что я использовал в битве со стариком-Хокаге… Это были всего лишь клоны Первого и Второго. По-настоящему, физически оживить трупы у меня не получилось.
Боль вспыхнула в синих кошачьих глазах Наруто, парень оскалился, невольно потянувшись к кунаям.
- Наруто, - предостерегающе начал Джирайя, но его ученик уже встал на ноги, напружинившись.
Лицо у него стало совершенно сумасшедшее, как у берсерка в приступе священной ярости.
- Защищайся, {censored}! – на последнем слове голос Наруто сорвался на высокий протяжный вопль.
Человек перед ним – враг. Он убил старика-Третьего, из-за него Саске – вот уж {censored}! – шлялся незнамо где почти три года, основательно потрепав им, Наруто с Сакурой, нервы. И не имеет значения, что сейчас говорит извращенец – этого бледного мужика со змеиными глазами надо убить.
Враг.
Парень метнулся вперёд, почти стелясь по желтоватым плитам и складывая пальцы в печать. Он видел, что Орочимару даже не шевелится – сердце глухо ударило два раза, и Наруто понял, что саннин не успеет защититься…
Что-то врезалось в его живот, отшвыривая. Наруто, кувыркаясь, пролетел по воздуху, кубарем покатился по полу и со всего маху впечатался в стену. Попытался вдохнуть, не смог, с хрипом скорчился, и его начало неудержимо рвать.
Орочимару, поморщившись, втянул язык в рот, продолжая смотреть в пустыню.
- Ну? – поторопил его Джирайя. – Ты ведь знаешь, что это такое.
- Да, я знаю, - согласился Орочимару и криво улыбнулся. Вышло больше похоже на болезненную гримасу. – Это Хвостатый.
Пару секунд Джирайя продолжал молча смотреть на бывшего напарника. Где-то на заднем плане продолжал хрипеть и корчиться Наруто.
- Ч-чёрт, - наконец выговорил Джирайя. – Я всё же надеялся…
Позади протяжно мяукнули.
- Собар, - обрадовался Джирайя, поворачиваясь. – Наконец-то ты…
Конец фразы застрял у него в горле.
Это была не Собар.
Раздался шорох – Орочимару вскочил на ноги. Кваканье и хрипение у стены стихли. Джирайя оцепенел, почему-то начав вспоминать, оставил ли он завещание.
Кот, стоявший перед ними, прижал уши к голове и протяжно взвыл – этот вой поднимался всё выше и выше, продирая морозом до костей и напоминая сирену в мёртвом, разрушенном городе.
- Твою мать, - чётко выговорил Джирайя, тараща глаза.
- Что… это?! – просипел Наруто, не спеша подниматься на ноги.
- Некомата, - болезненно кривясь, бросил Орочимару. – Двухвостый.
Тварь перед ними больше походила на сгусток тьмы, чем на что-то материальное. Казалось, что вокруг него постоянно кружится тёмный туман, похожий на дым, а с чернильной шерсти на светлые плиты капает жидкий мрак.
Это был кот размером с быка, толстый, остроухий, совершенно чёрный, с мутно-зелёными глазами, в которых светилось не по-звериному разумное и не по-человечески потустороннее сознание. На шее в чёрной шерсти виднелись какие-то белые камешки, нанизанные на серую, шёлково поблескивающую бечёвку. И, что самое примечательное, у него было два толстых пушистых хвоста, похожих на трубы, которыми он нервно молотил себя по круглым мохнатым бокам.
Шиноби оцепенели.
Усатая морда вдруг искривилась в гримасе, подозрительно напоминающей злорадную ухмылку. Демон, чуть припадая на округлые пушистые лапы, двинулся вперёд, не сводя с замерших шиноби парализующего горящего взгляда. Один из хвостов задел стену, и щербатая светлая поверхность потемнела, словно на неё плеснули чёрной краской. Глаза демона остановились на стальной бутылочке на шее Орочимару, и кот тихо замурлыкал, но этот звук, который должен звучать приятно и умиротворяющее, прозвучал, как скрип прогнивших досок гроба.
Джирайя попытался поднять руки, чтобы сложить печать – да чтобы хоть что-то сделать, чтобы защититься, чёрт побери! – но не смог двинуть и пальцем. Страх схлынул, всё эмоции исчезли, и странное состояние, похожее на летаргический сон, погрузило саннина в некое состояние анабиоза.
Тёмная туша приближалась, росла, закрывая собой весь мир, зелёные глаза вдруг размазались в этой подступающей темноте, как фары неумолимо надвигающейся машины. Джирайя сонно и равнодушно подумал, что камешки на шее кота напоминают по форме человеческие черепа…
Надрывный шипящий вопль, переходящий в визг, заставил Джирайю подскочить от неожиданности. Демон тоже замешкался на мгновение, но этой заминки хватило, чтобы саннины и Наруто в мгновение ока оказались от него на безопасном расстоянии.
Оцепенение спало, зато накатил страх.
Собар стояла у края площадки, и выглядела даже пострашнее Двухвостого. Её морда исказилась оскалом, с желтоватых клыков тонкими ниточками тянулась слюна, дикие глаза с красноватыми полосками белков неотрывно следили за демоном. На загривке шерсть встала дыбом, и даже под длинным лохматым мехом угадывались очертания перекатывающихся ремней мускулов, из широкой груди непрерывно доносилось низкое вибрирующее рычание.
Некомата досадливо дёрнул хвостом и снова двинулся к Орочимару. Тот ощерился, попятившись и явно приготовившись убегать по крышам, но тут Собар прыгнула.
Джирайя никогда бы не поверил, что какое-либо животное может одним прыжком покрыть такое расстояние – тотемные могут, но они не в счёт – если бы сам не увидел.
Там, откуда прыгала Собар, в плитах остались длинные продольные выбоины. Гибкое тело, чёрное на фоне неба, пролетело над площадкой… и приземлилось на загривок Некоматы.
Демон истошно взвыл и закрутился на месте. Собар с рычанием драла его шею, пытаясь дотянуться до артерий, во все стороны летела чёрная шерсть, порвалось и с костяным стуком упало на пол ожерелье кота. И вдруг что-то произошло со шкурой демона.
Темнота, клубившаяся вокруг него, обрела материальность. Чёрные потоки, похожие на густой дым, взвились и окутали Собар, заключая её в кокон, и рычание мгновенно сменилось исполненным боли скулёжем, а потом – воем, словно с кошки заживо сдирали кожу.
- Не трогай моё домашнее животное, тварь!!!
Три взрывные печати спланировали точно на плиты под брюхом демона. Миг – и они расцвели беззвучными бело-оранжевыми вспышками, и вой кота потонул в грохоте взрывов. Собар слетела со спины демона и покатилась по плитам, оставляя за собой чернильную дорожку.
Никто и не заметил, как Наруто вдруг со стоном схватился за голову и опустился на колени, глядя вперёд испуганными бессмысленными глазами.
- Получил, тварь?! – орал Джирайя, быстро-быстро складывая печати одну за другой. – Получил?!
- Надо уходить! – рядом с ним возник Орочимару. – Быстрее!
- Какого…
Некомата, похожий на грозовую тучу, снова приближался к ним, и Джирайе очень не понравились выбросы чакры, которые он почувствовал.
Могильно-холодные, сероватые, навевавшие воспоминания об остылом пепелище…
И вдруг Наруто шагнул вперёд, навстречу демону.
- Наруто! – Джирайя кинулся было за ним, но остановился, словно налетев на стену.
Вокруг его ученика медленно, но верно разгоралось красноватое свечение.
Некомата замер, настороженно прянув ушами. Зрачки в его глазах вдруг расширились, усы встопорщились.
Наруто начал медленно наклоняться вперёд, словно перетекая с места на место, его движения стали стремительными и плавными, как у зверя. И появилось ощущение, что ему неудобно идти на двух ногах, а хочется опуститься на четвереньки.
- Ты, трусливая тварь!
Рык прогрохотал, как гром среди ясного неба. По телу Наруто прошла судорога, и Джирайя вдруг понял, что рёв исходил именно из его горла. Наруто снова дёрнулся, как кукла, которую на верёвочке тащит за собой ребёнок, и взревел:
- Думал, убежал и спасся?! Нет уж! Я говорил, что убью тебя, я так и сделаю!
С рёвом лесного пожара из красноватой субстанции, напоминавшей сжиженный свет и окружавшей тело Наруто, вырвалось сразу три хвоста. Парень выгнулся дугой… и истошно закричал, как под пыткой, раздирая свой комбинезон отросшими когтями.
Некомата зашипел, присев на задние лапы и вздыбив чёрную шерсть.
А из покрова демона тем временем вырвались четвёртый и пятый хвосты. Крик словно сломался и перешёл в дикий визг, Наруто упал на четвереньки, под его когтями на полу остались длинные выщербленные борозды.
- Сволочь, - выплюнул вдруг Некомата. Его голос оказался низким и чуть хриплым, каким-то бархатным, как мягкая кошачья шерсть. – Ты мне ещё за всё поплатишься, Кьюби!
На площадке словно загрохотал камнепад – это расхохотался Девятихвостый.
- Иди сюда, ничтожество, - протолкнул Кьюби слова через глотку Узумаки Наруто и полоснул воздух перед собой рукой Узумаки Наруто. – Повеселимся, как в старые добрые времена!
Кот опять зашипел, и Джирайю вдруг пронзило абсурдное чувство, что это шипение ему знакомо. Вернее, не само шипение, а интонация – озлобленная, обиженная и яростная, словно того, кто шипит, обожгли, да так, что терпеть и сдерживать слёзы нет сил.
Он слышал эту интонацию. Совсем недавно.
Вспыхнул нестерпимо ярким светом шестой хвост. Некомата быстро оглянулся, словно ища пути к отступлению, и в этот момент Кьюби прыгнул.
Некомата всегда очень хорошо умел убегать. Вот и теперь он в мгновение ока сорвался с места и перелетел на ближайшую башенку. Там, где приземлился Кьюби, брызнула во все стороны щебёнка.
- Скотина, - прошипел кот, сверкнув глазами, и… исчез, словно растёкшись лужей мрака по покатой крыше.
К высокому чистому небу взлетел истошный вопль, исполненный невероятной злобы:
- Некомата-а-а-а!
Седьмой хвост.
Джирайя очнулся от ступора и бросился вперёд, на ходу доставая размокший помятый листок с печатью подавления.
В самый последний момент, когда Джирайя уже занёс руку с печатью, Наруто обернулся – если бы кто-то попробовал обернуться так же резко, он бы сломал себе шею. И увиденное навсегда отпечаталось в памяти Джирайи: искажённое мальчишеское лицо с закаченными глазами, горящими светом адских топок, обмякший рот с торчащими из-под верхней губы клыками, чёрные усы на щеках, словно нарисованные пьяным гримёром.
Джирайя почувствовал, как его руку опалил жар демонического покрова, а в следующее мгновение его сильно толкнуло в живот. Ногам вдруг стало мокро и горячо, и саннин успел путано подумать: «Неужели обдулся в штаны?», прежде чем перед глазами всё поплыло и он свалился в кромешную темноту.


Категории: